Почему нормальные врачи назначают фуфломицины

20 января 2023
1254 просмотра

Несмотря на все успехи науки и доказательной медицины, препараты с недоказанной эффективностью продолжают хорошо продаваться в России. Например, в ноябре 2022 года в топ-10 лидеров продаж на аптечном рынке попали «Арбидол», «Детралекс», «Ингавирин», «Гептрал», «Мексидол». Все эти препараты не имеют доказанной эффективности. 

Одна из причин такого коммерческого успеха в том, что врачи продолжают прописывать эти лекарства своим пациентам. Это может быть связано с некомпетентностью врача, отсутствием повышения квалификации после вуза, неумением искать и читать авторитетные источники.

Но есть и другие причины, на которые врач не может повлиять, даже если он придерживается принципов доказательной медицины. Мы поговорили об этих причинах с врачом-оториноларингологом Анастасией Тарунтаевой и медицинским юристом Юлией Казанцевой.

Российские клинические рекомендации

Врачи в России при выборе лечения должны руководствоваться отечественными клиническими рекомендациями. Это основной документ, в котором написано, как диагностировать и лечить определенные болезни.

Клинические рекомендации отличаются друг от друга по уровню в зависимости от того, кто их составляет и как часто они обновляются. Иногда они могут полностью соответствовать международным стандартам лечения, а иногда — сильно отставать от них.

Если врач назначает лекарства, которых нет в клинических рекомендациях, или не назначает те, которые в них присутствуют, у него могут быть проблемы. Пациент может просто пожаловаться главврачу — здесь все будет зависеть от адекватности руководителя. А может обратиться в Минздрав или в суд. 

Анастасия Тарунтаева, врач-оториноларинголог

— Назначение противовирусных препаратов, к сожалению, входит в клинические рекомендации, по которым мы обязаны лечить по закону. И если мы не включаем этот препарат, то мы должны это обосновать. 

И здесь нет разницы, молодой ты врач или заслуженный: на всех давят одинаково, особенно если работаешь в государственном здравоохранении. Почему — философский вопрос. Обычно из-за отсутствия знаний. 

К сожалению, у нас развитие врачей очень часто заканчивается после того, как они заканчивают институт, и даже свежие российские клинические рекомендации не все открывают, не говоря уже про какие-то зарубежные, особенно на иностранных языках.

Юлия Казанцева, медицинский юрист

— К сожалению, юридически застрахован именно тот врач, который действует строго в соответствии с клиническими рекомендациями, даже если он назначает неэффективный препарат. Если доктор не назначил такой препарат, который есть в рекомендациях, и материалы попали в суд, то будет проводиться судебно-медицинская экспертиза, которая может рассматривать в том числе и вопросы качества оказания медицинской помощи. 

В состав экспертной комиссии могут входить грамотные специалисты, они могут написать, что препарат не назначили и это не повлияло на результат лечения. Но экспертами могут быть и специалисты, которые не являются приверженцами доказательной медицины, либо те, которые самостоятельно не занимаются клинической практикой. Они будут руководствоваться только клиническими рекомендациями и скажут: есть нарушения, соответственно, был нарушен план лечения. 

О переходе к обязательному применению клинических рекомендаций мы писали здесь: 7 изменений в российском здравоохранении, которые появились с января.

Расположенность пациента к лечению

Лечение — это не только правильная диагностика и назначение проверенных препаратов. Нужно еще, чтобы пациент прислушивался к советам врача и выполнял назначения. Это называется комплаенс: если человек выполняет рекомендации доктора, уровень комплаенса высокий.

Слабости коммуникации между врачом и пациентом часто бывают причиной низкого комплаенса: человек что-то недопонял, доктор не пояснил, в итоге пациент кивает, а лекарства не принимает. Если врач слишком категоричен и его назначения противоречат взглядам пациента, тоже велика вероятность, что человек не будет лечиться или уйдет к другому врачу.

Анастасия Тарунтаева:

— Доказательная медицина — это не только про следование гайдлайнам, но и про выбор в пользу того, что подходит пациенту, чем он хочет лечиться. Зачастую всякие фуфломицины и недоказанные методы лечения врач вынужденно рекомендует, чтобы выстроить комплаентность с пациентом. 

Также часто мы не назначаем, а просто не отменяем какой-то препарат, если он безвредный. Если мы выслушаем пациента, предложим продолжить то лечение, что он начал, но дополним действующими препаратами, это повысит приверженность пациента к лечению. Конечно, если эти препараты не вступают в конфликт и они не опасные.

Если пациент — убежденный гомеопат, то иногда нет смысла вступать с ним в какой-то выраженный конфликт и говорить, что это все не работает. Можно попробовать поговорить, но если видно, что пациент не реагирует, лучше действовать более тонко. Потому что конечная цель состоит в том, чтобы пациент начал лечиться, а не согласился со словами врача на приеме, пришел домой и на лечение забил.

Что делать врачу

Если врач хочет следовать принципам доказательной медицины, ему придется лавировать между клиническими рекомендациями, доказанными методами лечения и желаниями пациента. Это непросто, но опыт многих хороших врачей в России говорит о том, что это возможно.

Анастасия Тарунтаева:

— Доказательная медицина — это не только слепое следование международным рекомендациям. Это в том числе и клинический опыт, и желание пациента. Только вместе эти три вещи делают доказательную медицину доказательной.

К сожалению, пока российская медицина играет против более образованных врачей, но тем не менее адекватно лечить пациентов могут все. Другой вопрос — хотят ли?

Мы обязаны соблюдать клинические рекомендации, но мы не должны использовать из них прям всё. Нужно обосновать, почему именно этот препарат в данной клинической ситуации не нужно принимать. Или другой вариант: написать в рекомендациях, а на словах разъяснить пациенту, что данный препарат не обладает доказанной эффективностью.

Сказать правду, что он есть в клинических рекомендациях, но не обладает доказательной базой. И тут выбор остается за пациентом: покупать его или нет.

Что делать пациенту

Не стоит делать далеко идущих выводов о враче из-за того, что он однажды выписал «Виферон» при гриппе. Возможно, он не мог не выписать его или подумал, что пациенту нужна какая-то видимость лечения, даже если болезнь пройдет самостоятельно.

Анастасия Тарунтаева:

Просто посмотреть на одно назначение и сказать: «Этот врач дурак» — нельзя. Нужно разобраться, что за пациент, препарат. Конечно, если человек систематически это делает и всем пациентам предлагает лечиться гирудо- или уринотерапией — тут другой вопрос.

Адекватная коммуникация зависит в том числе и от пациента. Можно открыто задать вопрос: для чего нужен этот препарат, как он работает. Еще можно сообщить свою позицию, чтобы врач понимал, с кем он имеет дело. Например, сказать, что если болезнь пройдет сама, то не нужно ничего прописывать, вы готовы просто подождать.

Как вы оцениваете статью?

Непонятно

Комментарии (0)

Выбор редакции