Что такое комплаентность?

Ирина Клягина
13 октября

Если выходя из кабинета врача вы с уверенностью идете в аптеку и покупаете ровно все, что написано на бумажке, ― ваш комплаенс очень высок. Простыми словами, вы безоговорочно доверяете своему врачу, будь он сто раз неправ (да, может быть и такое). Если же дома вы открываете браузер и проводите мучительные несколько часов, а то и дней в попытке перепроверить назначения ― увы, ваша приверженность лечению почти равна нулю.

Почему так происходит? Может, пациент виноват: поначитается интернетов, а потом мешает сделать ему хорошо? А может, все дело в докторе? Лечить он научился, а общаться ― нет. Вот и не может убедить пациента в том, что лекарства нужно пить целых три месяца, а то и годы. Или ему это не нужно вовсе: назначить ― назначил, а дальше не его дело.

Непослушные пациенты и врачи-молчуны

По результатам исследований, при лечении хронических болезней не более половины пациентов принимают назначенные врачом лекарства. Причин тому много. Они могут быть связаны:

  • с пациентами: низкая грамотность в вопросах здоровья, недостаточное участие в процессе принятия решения о лечении;
  • с врачами: назначение сложных схем приема лекарств, барьеры в общении, плохое разъяснение побочных эффектов, консультирование несколькими специалистами;
  • с системой здравоохранения: ограничение времени посещения врача, неудобства в получении медицинской помощи и многое другое.

Низкая приверженность пациентов назначенному лечению ― проблема, которая существует во всем мире, не только в России. Например, пациенты в Сингапуре жалуются, что врачи часто прописывают им неверное лекарство или неправильную дозу, не рассказывают о рисках и возможных осложнениях, альтернативных вариантах лечения. Одним из факторов такого недовольства может быть то, что пациенты теперь более информированы в вопросах своего здоровья. Пациентам не нравится, что их «залечивают» слишком большим количеством процедур и лекарств, а также грубят и плохо относятся.

Российские эксперты среди прочих причин низкого комплаенса отмечают дороговизну лечения, отрицание заболевания пациентом, несоблюдение назначенной схемы, забывчивость. И врачи не подарок: могут назначить лекарство с плохой переносимостью и не разъяснить больному, что будет, если не принимать препараты.

Более того, исследования говорят, что врачи не умеют слушать своих пациентов и перебивают их на 18–23-й секунде. Да, и некоторые пациенты тоже бывают не сахар ― конфликтные, агрессивные. Или слишком разговорчивые.

В общем, все хороши.

Что же делать?

Максим Котов, врач-онколог и автор телеграм-канала «Как сказать» говорит, что проблема в том, что студентов российских медвузов не учат общаться с пациентами, в отличие от западных. А между тем пациенты будут верить тому врачу, с которым им легко общаться. Лет пять назад в России вообще не задумывались о том, что нужно учить врачей науке общения с пациентами. Сейчас это, по крайней мере, обсуждается.

«Пока у нас присутствует патернализм в общении с пациентами: вот я врач, у меня есть диплом, белый халат, я долго учился, и, скорее всего, я знаю, как лучше. Проблема в том, что врач не всегда понимает, как лучше пациенту. Пациенты все разные. При этом пациент на приеме понимает и запоминает в лучшем случае 45% информации. Эту цифру легко поднять до 75%, если использовать определенные техники.

В партнерских отношениях врач не диктует ― идет совместное принятие решений: доктор предлагает методы лечения, озвучивает риски. Пациент выбирает из вариантов, предложенных доктором, и разделяет свою ответственность. Комплаенс повышается в разы».

Неумение качественно общаться не вина врача, а вина нашей системы образования. Но если врача не научили общаться в институте, это не значит, что все потеряно. Его можно обучить уже в процессе практики. Для этого есть практические курсы по повышению навыков общения. Есть Калгари-Кембриджская модель медицинской коммуникации ― золотой стандарт обучения врачей.

Пациенты тоже в деле

Увы, пока у нас в стране лишь 2% врачей в курсе того, как нужно общаться с пациентами (по мнению Максима Котова, их именно столько). Поэтому вся ответственность ложится на плечи пациента.

Лучше заранее подготовиться к приему: сформулировать вопросы, записать их в блокнот и на приеме задать врачу свои вопросы по списку. Если не поняли — переспросите, если хотите знать больше — узнайте, где почитать еще. Не перебивайте врача и включайте эмпатию.

Об этом же говорит и педиатр Сергей Бутрий в своем телеграм-канале «Заметки детского врача»: «Старайтесь понимать, ради чего назначен тот или иной анализ. Не стесняйтесь задавать вопросы лечащему врачу ― это укрепит ваше доверие врачу, понимание тактики и комплаенс. И это убережет ребенка от ненужных манипуляций. Ну и разумеется ― не проводите ребенку анализы, не посоветовавшись с врачом ― это, чуть реже чем всегда, лишено всякого смысла и пользы».

Если врач давит авторитетом, можно попросить его объяснить еще раз: «Доктор, я верю, что вы хороший врач, и, наверно, у вас не так много времени, но я, к сожалению, ничего не понял. Не могли бы вы прояснить мне еще раз несколько моментов?». Не нужно наезжать и говорить: «Вы ничего не объясняете, где вы вообще учились? Я напишу на вас жалобу!»

В прошлом году израильские ученые доказали, что вежливых пациентов врачи лечат лучше. Команда ученых наблюдала за 43 бригадами медиков, работающих в отделениях интенсивной терапии для новорожденных. Оказалось, что лучше всего работают те бригады, где к медикам уважительно и доброжелательно относятся родители маленьких пациентов.

Сами врачи считают, что поведение пациента сильно влияет на их работу и в конечном счете на шансы выздоровления больного. Но и врач, в свою очередь, тоже может похвалить пациента: «Молодец, что вы пришли вовремя», «Здорово, что вы не испугались и пришли. Все боятся, а вы ― смельчак» и так далее.

Эффект лечения ― в отношениях

Влияние доверительных отношений между родителями и врачом доказало и исследование о коммуникации врача-аллерголога с семьями, где у ребенка есть пищевая аллергия. Ни тяжесть состояния ребенка, ни конкретный тип аллергена, ни что-то еще не имело значения. Самой важной оказалась степень доверия, которую родители испытывают к врачу. А эта степень — прямое следствие того, как врач выстраивает коммуникацию.

В 2017 году в Америке провели исследование, на что жалуются пациенты с онкологией. 41% жалоб касались коммуникации с врачом и только 11% — качества и безопасности лечения.

Возраст пациентов тоже сильно влияет на приверженность лечению. Так, согласно опросу тысячи пациентов, пожилые люди значительно больше доверяют своим врачам. А вот молодые (до 34 лет) постоянно перепроверяют диагноз и назначения и меняют схему лечения по собственному желанию. То есть они сомневаются именно в компетенции докторов. Людям постарше (от 35 до 44 лет) важнее доброжелательное отношение врача и эмоциональная поддержка.

«Бывают такие пациенты, которым говори не говори — не поймет и не запомнит. Действительно, бывают, и именно для этого существуют модели коммуникации. Они дают врачу инструменты, как правильно объяснить, как проверить, понял ли пациент, что сказал врач, как повысить приверженность лечению», ― говорит Анна Хасина, психолог, эксперт по медицинской коммуникации и врачебному стрессу.

Полагать, что несоблюдение режима приема лекарств является виной пациента, в корне неверно, считают исследователи из клиники Мэйо. Врачи должны осознавать, что плохая приверженность лечению не приносит никакой пользы и снижает общую эффективность системы здравоохранения. ВОЗ говорит о том же: повышение приверженности может иметь большее влияние на здоровье, чем улучшение конкретных видов лечения.

Иногда безоговорочно верить врачу ― опасно

Высокая комплаентность ― не всегда хорошо, если врач тотально заблуждается. Такое может быть с гомеопатами (например, у вас серьезное заболевание, а вас лечат экстрактом из печени утки). Другой пример ― устаревшие врачебные практики, которыми продолжают пользоваться. Например, кровопускание ― им активно лечили (калечили) вплоть до 19 века. Справедливости ради отметим, что в те времена большинство врачей выступали за слив «лишней крови».

Первый президент США Джордж Вашингтон умер именно от кровопускания, поскольку доверился лучшим врачам того времени. Пытаясь вылечить круп (воспаление и отек надгортанника), горе-доктора четыре раза пустили ему кровь, лишив половины всей крови. Президент умер через сутки.

К счастью, такие серьезные ошибки врачи совершают нечасто. И все же это случается, особенно в критичных ситуациях. Американская статистика говорит, что если врач испытывает стресс, то вероятность совершения ошибки при назначении лекарств увеличивается в шесть раз.

Недавно в НИИ скорой помощи имени Н. В. Склифосовского исследователи изучили уровень стресса и выгорания у медработников. Оказалось, что во время пандемии 60% медработников пожаловались на эмоциональное истощение, у 23% были обнаружены симптомы депрессии, у 25% — повышенный уровень тревоги, а суицидальные мысли — у 10%.

Пациент и врач в одной лодке

Но, как бы там ни было, врач и пациент всегда заодно: и те и другие хотят, чтобы болячек не было. Поэтому нужно идти навстречу друг другу — и пациент, и доктор должны делать то, что от них зависит. Консультации с более высоким уровнем согласованности между врачом и пациентом повышают приверженность лечению на треть. Так что дружите со своими врачами!

Комментарии (0)

Выбор редакции