«Ну вот, опять эта дурацкая работа»: истории людей с выгоранием

12 сентября 2022
201 просмотр

Профессиональное выгорание — двоякая проблема. С одной стороны, все вокруг говорят о нем: что это такое, как с ним бороться и как его не допустить. С другой стороны, те, с кем выгорание случается, редко готовы делиться своей проблемой. Кажется, что это стыдно; все устают и ничего, как-то справляются; схожу в отпуск — и все пройдет.

Мы поговорили с людьми, которые пережили профессиональное выгорание, и попросили их рассказать, что они чувствовали и как вышли из этого состояния.

«Я просто хотела все бросить»

Выгорание — это физическое, эмоциональное и умственное истощение, которое появляется в результате длительной деятельности в условиях стресса и напряжения. Впервые о выгорании заговорили в 1975 году в отношении медиков в клиниках с большой нагрузкой. По-прежнему считается, что специалисты помогающих профессий более подвержены выгоранию, но оно может случиться с любым.

Основные признаки выгорания — потеря интереса к работе и чувства удовлетворения от нее, постоянная усталость и раздражительность.

Мария, HR-директор:

— Я знала, что такое выгорание, поэтому довольно быстро поняла, что это оно. Я не проходила тестирование, но обнаружила у себя несколько основных признаков.

Первое: я очень легко могла девальвировать все то, что я сделала, и принизить все свои заслуги. Второе: у меня практически не было никаких физических и моральных сил решать привычные для себя вопросы, был абсолютно нулевой ресурс. И третье: я просто хотела бросить всем этим заниматься. Я больше не видела себя в HR, хотела заниматься своим хобби — керамикой.

Полина, редактор:

— Первый признак: ты просто постоянно ловишь себя на мысли: «Ну вот, опять эта дурацкая работа». Второй звоночек — это когда ты не понимаешь, для чего ты это делаешь: слишком много задач, которые, кажется, вообще никому не нужны. Ну и третье: все время хочется спать, ты реально не можешь ничего делать, тебя выматывают все звонки, ты ненавидишь походы в офис и так далее.

Не всем удается сразу распознать выгорание, многим кажется, что это просто усталость.

Наталья, бизнес-тренер:

— Я всегда работала в опенспейсе, а тут я ушла в свой кабинет и закрыла дверь. Мне было невыносимо быть с командой, с людьми в целом. На финальной стадии выгорания я уже еле поднимала себя с кровати.

Это я сейчас могу проанализировать и по полочкам разложить эти факторы. А тогда я думала: ну устала, ну пандемия — кому сейчас легко. Надо витаминки попить, еще что-то поделать.

«Я считала, что отвечаю за всё»

Хотя выгорание и депрессия могут быть похожи по симптомам, отличие выгорания в том, что оно связано прежде всего с работой. И, например, в отпуске человек уже не чувствует себя плохо. Причинами выгорания обычно бывает слишком высокая нагрузка на работе, отсутствие контроля над происходящим, недостаток поддержки и дисбаланс между работой и остальной жизнью.

Мария:

— Для себя я сделала вывод, что чаще всего люди выгорают не из-за специфики работы или каких-то конкретных невыполнимых задач, а из-за того, что не совсем адекватно реагируют на ситуацию, в которую они попадают. Например, я считала, что на мне ответственность за все. Теперь я понимаю, что, передавая полномочия другим, во-первых, я помогаю людям расти и развиваться, а во-вторых, я передаю и часть своей ответственности.

Я мама только своим детям, для всех остальных — коллега, которая определяет круг задач, может поддержать при их выполнении, но не решит за них.

Дарья, врач:

— Наверно, 90% врачей и медсестер работают минимум на двух работах, а кто-то на трех или четырех. То есть получается, что у тебя вся жизнь в работе. А работа, особенно в государственной сети, очень мало связана с положительным подкреплением. Во-первых, это оплата труда, которая не позволяет достойно себя прокормить. Во-вторых, большая часть пациентов — это пожилые люди, часто с неадекватными родственниками, которые от тебя постоянно что-то требуют, жалобы пишут.

Нет этой благодарности, которую ожидаешь по отношению к помогающим профессиям. Кроме того, зачастую отсутствует и поддержка со стороны коллег. Например, от мужчин на работе можно услышать: «Ой, ну вы же женщина. Конечно, вы так реагируете». Опять же, большая часть даже молодых врачей очень быстро выгорает из-за интенсивности работы, низкой зарплаты и всего прочего. И начинают злиться, срываться друг на друга.

«Психотерапевт мне скажет: „Надо отдыхать“. Я и сам это знаю»

Некоторые могут сами справиться с выгоранием, другим нужна помощь специалистов.

Полина:

— Я поняла, что надо что-то с этим делать, что это ненормально. Я знаю, что свою работу выбирала по любви, я занимаюсь тем, чем действительно хочу. Для меня решением стало изменение отношения к работе. Я стала относиться к ней как к большой взрослой игре.

Нет каких-то смертельных задач, в которых одна ошибка — и все, конец. Кроме того, важно понять, что подходит именно тебе: какой вид задач, какие условия работы — например, мне легче дается удаленная работа.

Наталья:

— Если бы я сейчас вернулась в то время, то сразу бы пошла к психологу, потому что самой было уже не справиться. Но на тот момент я использовала те практики, которые умела: медитацию, спорт. Мне просто повезло: я попала на учебу к специалисту, это было связано со сменой работы. Я с ней занималась как с коучем, но она была также кандидатом психологических наук. Она эту ситуацию просто увидела и помогла мне из нее выбраться. И после этого ситуация стала улучшаться.

Я думаю, что самостоятельно можно себе помочь на этапе начала выгорания, первых симптомов. Но на этапе, когда ты уже реально выгорел, с этим будет работать психолог, и, скорее всего, на протяжении длительного времени.

Дарья:

— К психотерапевту я многих моих коллег отправляла. К сожалению, это, как правило, неэффективно: врачи, по крайней мере в стационарах, не готовы принимать психотерапевтическую помощь, потому что думают: «Я же сам врач, я все сам понимаю, что мне психотерапевт скажет? Ну надо отдыхать, скажет. Я и так это знаю». У меня тоже длительной терапии как-то не получалось, к сожалению.

«Когда ты выгорел, то не ощущаешь всю глубину падения»

Вне зависимости от того, пытается человек справиться самостоятельно или обращается к специалисту, для борьбы с выгоранием очень важна поддержка окружающих, в том числе коллег и руководителя.

Мария:

— Мой руководитель сыграл ключевую роль в том, что я справилась с выгоранием. Я решила сделать себе профессиональное харакири: найти себе замену и уйти. Она отнеслась ко мне с пониманием, но отказалась сразу расставаться. Предложила взять месяц на размышления, в это время полностью отключиться от работы. За этот месяц мне удалось осознать, что я не хочу оставлять работу, но мне нужно изменить отношение ко многим процессам.

Позже я сама сталкивалась с выгоранием сотрудников. Я считаю, что руководитель должен включаться, если мы понимаем, что основные источники стресса кроются в работе. Но начать нужно с того, готов ли сотрудник делиться своим состоянием, тогда ему можно помочь.

Наталья:

— Близкие меня поддерживали, видели, что у меня проблемы, советовали оставить работу. Но когда ты в этом состоянии, то не ощущаешь глубины падения. Это как человеку с алкогольной зависимостью сказать: «Не надо пить, это вредно». Но он отвечает: «Так я и не пью, я просто шесть бокалов вина перед сном выпиваю, это же не алкоголизм?».

Для меня сработала только шоковая терапия — у меня нашли образование в груди, которое с вероятностью 50% было раком. Только тогда я поняла, что это не шутки, нужно срочно что-то делать со своей жизнью. Надо сказать, что после того, как я решила свои психологические проблемы, киста (это оказался не рак) рассосалась сама собой.

Дарья:

— Никакой поддержки со стороны руководства нет. Государственная система медицинской помощи устроена так, что вы все дружные шестеренки в одном механизме, который перемалывает всех и вся. А руководство говорит: «Вы же работаете, а мы вам зарплату платим».

Не могу себе представить, чтобы кто-то пришел к главному врачу и сказал: «Ой, знаете, у меня тут такое выгорание. Мне бы взять отпуск побольше». Можно взять за свой счет, но тоже не бесконечное число раз, и потом, деньги-то нужно зарабатывать. И ты думаешь: ну, перейду на другую работу, там будет все то же самое.

«Борьба с выгоранием — это дорога длиною в жизнь»

Выгорание — это не болезнь, которую можно вылечить раз и навсегда. Если не контролировать ситуацию, оно возвращается.

Наталья:

— Обязательно нужно контролировать свое состояние, чтобы не вернуться туда же. Первое — следить за определенными индикаторами: раздражительность, усталость, отсутствие интереса к работе, отсутствие радости от чего бы то ни было. Второй момент — найти техники, которые подходят именно вам. Я, например, медитирую, много занимаюсь спортом и мне от этого хорошо. Третье — не считать это какой-то неважной проблемой. Многие так думают: я же руководитель, неужели я не справлюсь с этой смешной ситуацией? Относиться с любовью и серьезно к себе и обращаться к специалистам, если вы чувствуете такую необходимость.

Мария:

— Я разными способами пытаюсь сама себе помогать. Например, высвобождаю себе целый день, когда у меня нет вообще личного общения, я разбираю почту, смотрю аналитику. Потому что я поняла, что общения очень много и оно выматывает. Здесь нужно уметь себя услышать.

Полина:

— Я думаю, что борьба с выгоранием — это дорога длиною в жизнь. Все время, когда ты работаешь, нужно заниматься профилактикой своего выгорания. Наверное, самое главное — выстраивать баланс между жизнью и работой. Работа не должна быть всей жизнью, нужно время на себя, нужно время на безделье.

Очень важно, что я могу говорить вслух о своем выгорании. Обсуждать свою нагрузку, какие задачи мне нравятся, какие мне даются хорошо, а какие не очень. Все делать идеально невозможно, и мучить себя тем, в чем ты не очень хорош, нет смысла.

Нужно искать себя в том, в чем ты замечательный.

Комментарии (0)