Что такое фригидность и существует ли она вообще

Анна Нармания
11 августа

Фригидность — нарушение полового влечения у женщин, то есть неспособность достичь возбуждения или оргазма. Это не медицинский термин, и обычно его используют по отношению к женщинам, которые отказывают партнеру в сексе или не заинтересованы во флирте.

Фригидность — это результат того, что мужчины на протяжении столетий неверно понимали особенности женского тела. Если проще, этот термин родился из убеждения, что женщина должна получать удовольствие только от секса с проникновением. Если ей этого недостаточно, чтобы достичь оргазма или она просто не хочет заниматься сексом, значит, она больна — то есть фригидна.

О том, как менялось понимание фригидности, рассказали профессор Питер Крайл и доктор наук Элисон Мур в книге 2011 года «Фригидность: интеллектуальная история». Мы перескажем основные моменты.

Вообще слово «фригидность» означает холодность, отсутствие чувств. На протяжении XVI–XVII веков, фригидность считалась следствием темперамента, так что недостаток тепла у женщин могла компенсировать только любовь мужчины. В этот период фригидность не считалась болезнью в отличие от нимфомании, или бешенства матки, — когда женщины, наоборот, проявляли излишнюю заинтересованность в сексе, что якобы противоречило нормальному женскому темпераменту.

В середине XIX века ученые изучали роль женских половых органов в сексе и выяснили, что женщины — не просто сосуды для спермы: оказалось, они способны наслаждаться половым актом. Тогда патологией стали считать состояние, когда женщина не хотела секса.

Итак, сексуальное желание у женщин стало естественным, но его считали проблемным: из-за скромности и морали женщинам было трудно раскрепоститься в сексе. Поэтому врачи того времени были убеждены, что в первую брачную ночь муж должен был пробудить в жене желание — ради гармонии в будущей семейной жизни и сексуального созревания жены. Однако мужчины плохо с этим справлялись. Возможно, это было связано с тем, что мужчины привыкли заниматься сексом с проститутками, которые имитировали удовольствие за деньги. В результате мужья не знали, как подступиться к своим женам и помочь им достичь оргазма. Поэтому некоторые женщины впадали в вагинизм — реакцию организма, при которой мышцы влагалища сжимаются во время секса с проникновением и заниматься сексом становится сложно или совсем невозможно. Из-за этого женщин стали считать фригидными. Насколько был распространен вагинизм в XIX веке, подсчитать трудно. В одном исследовании сообщили, что в 1990 году от него страдали 5–17% женщин.

В первом десятилетии XX века фригидность сама по себе, без привязки к вагинизму, стала темой для научных работ. Ученые считали так: у каждой женщины есть скрытая способность получать удовольствие от секса, и задача психоаналитиков — раскрыть ее. И тут на сцену выходит Зигмунд Фрейд.

Психоаналитик считал, что зрелые в психосексуальном плане женщины получают только вагинальный оргазм, а те, кто испытывают клиторальный — фригидные. Эти убеждения поддерживались до середины XX века.

Как проблемы в сексе перестали считать болезнью

Примерно с 1960 года феминистки критиковали концепцию фригидности за фаллоцентризм — убеждение, что женщина может получить удовольствие только с помощью члена. В результате ученые пересмотрели этот вопрос. Фригидность стала считаться сексологической выдумкой, а термин пропал из медицинских и психоаналитических словарей. На замену ему пришло более точное определение, которое используется до сих пор — женская сексуальная дисфункция (Female sexual dysfunction, FSD).

Женская сексуальная дисфункция — это любая проблема, которая мешает женщине получать удовольствие и оргазм во время секса. Выделяют несколько типов FSD:

  • аноргазмия — неспособность достичь оргазма;
  • диспареуния — боль во время секса;
  • гипоактивное расстройство полового влечения — низкое либидо или отсутствие полового влечения;
  • расстройство сексуального возбуждения — трудности с возбуждением.

В действующем международном классификаторе болезней сексуальная дисфункция определяется как «неспособность человека участвовать в сексуальных отношениях так, как он хочет». Проще говоря, если женщина получает удовольствие от секса, но не достигает оргазма и ее это не беспокоит — это не сексуальная дисфункция. А вот если женщину тревожит отсутствие оргазма, она может обратиться к специалистам — гинекологу или психологу.

Так женская сексуальность прошла долгий путь от особенностей темперамента, сексуальной неполноценности и зависимости от полового члена до признания того факта, что проблемы в сексе — это не диагноз. И женщина сама решает, нужна ли ей помощь специалистов.

Фармкомпании преувеличивают проблему сексуальной дисфункции

Есть такой термин — Disease-Mongering. На русский язык он примерно переводится как «распространение болезней», или «разжигание болезней», по аналогии с разжиганием конфликтов. Это означает, что фармацевтическая промышленность выдумывает псевдоболезни, чтобы получить экономическую выгоду. Некоторые фармкомпании пытаются убедить здоровых людей в том, что они больны, чтобы заработать больше денег. Такие компании еще называют Disease-Mongers — торговцы болезнями.

О попытках превратить всех людей в пациентов говорил еще философ Иван Иллич в 1970-х годах. В книге «Медицинская Немезида: границы медицины» Иллич отмечал, что существует медикализация общества — это когда обычные состояния человека начинают считать патологиями, которые надо лечить. Все это приводит к искусственному созданию болезней и попыткам «лечить саму жизнь».

Интерес к проблеме также вызвала книга 1992 года «Торговцы болезнями: как врачи, фармацевтические компании и страховщики заставляют вас чувствовать себя больными». Ее написала медицинский корреспондент и редактор по вопросам здравоохранения в журнале «Нью-Йорк Таймс» Линн Пайер. Она приводила примеры того, как фармацевтические компании расширяют границы заболеваний, чтобы получить больше пациентов и продавать больше лекарств. Например, превращают менопаузу — нормальную часть жизни женщин в возрасте от 45 до 55 лет — в болезнь или демонизируют предменструальный синдром. Однако тема не получила широкого распространения в научных кругах.

Не только фармацевтические компании убеждают здоровых людей в том, что они больны и им надо лечиться. Создаются неформальные союзы из фармкомпаний, врачей и потребителей, среди которых знаменитости и лидеры мнений. Эти союзы якобы повышают осведомленность людей о заболеваниях, а на самом деле используют СМИ и рекламу, чтобы внушить общественности проблему и предложить ее решение — то есть придумать болезнь и продать лекарство от нее. Об этом рассказали медицинский журналист Рэй Мойнихан, врач общей практики Иона Хит и профессор клинической фармакологии Дэвид Генри в статье 2002 года для Британского медицинского журнала. Вслед за этой статьей в 2005 году вышла книга Рэя Монихана и Алана Касселса «Продажа болезней: как фармацевтические компании превращают нас всех в пациентов».

В статье авторы доказали, что женская сексуальная дисфункция — это не болезнь. Вот какие аргументы они привели. Во многих исследованиях о женских сексуальных проблемах утверждалось, что от сексуальной дисфункции страдают 43% женщин старше 18 лет. Однако оказалось, что научные собрания, на которых обсуждалась эта проблема, финансировались фармацевтическими компаниями. Более того: они спонсировали исследования женской сексуальной дисфункции и ее распространенности как заболевания. Авторы статьи выявили 18 исследований, которые оплачивали в общей сложности 22 фармкомпании.

После этой публикации другие исследователи также стали находить доказательства того, что фармкомпании пытаются преувеличить распространенность и серьезность некоторых проблем с психологическим и физическим здоровьем, чтобы нарастить прибыль. Это также подтверждается тем, что фармкомпании тратят на медицинские исследования больше денег, чем национальные институты здравоохранения США.

В 2000-х появилась группа ученых-практиков и активистов «Нью Вью». Они разоблачают и оспаривают медикализацию женских сексуальных трудностей, которую спонсируют фармкомпании. В 2004 году управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) собралось, чтобы рассмотреть первый препарат от женской сексуальной дисфункции — тестостероновый пластырь «Интринса». Группа «Нью Вью» предоставила FDA доказательства того, что исследование эффективности препарата нельзя считать клинически значимым. А все потому, что оно вышло в СМИ, а не в научном рецензируемом журнале. Кроме того, само исследование спонсировала компания «Проктер энд Гэмбл» — она же была производителем пластыря. Благодаря этим и другим фактам, которые предоставили «Нью Вью», FDA не одобрило выход препарата на рынок. Однако это не помогло остановить медикализацию женской сексуальной дисфункции. По данным некоторых исследователей, пятая часть всех рецептов на препараты тестостерона, которые одобрены для мужчин, выписываются женщинам не по назначению.

В 2010 году немецкая фармацевтическая компания попыталась подать заявку в FDA на нейромедиатор флибансерин — новое лекарство от сексуальной дисфункции у женщин. Группа «Нью Вью» снова указала на отсутствие клинических доказательств эффективности, а также отметила, что флибансерин изначально разрабатывался как антидепрессант. В результате FDA единогласно проголосовало против препарата. Однако на повторном слушании в 2015 году, FDA одобрило флибансерин для лечения женщин в пременопаузе — несмотря на побочные эффекты. Как предполагает группа «Нью Вью», это произошло в результате политического давления.

Медицинский журналист Рэй Мойнихан отмечает, что когда корпорации спонсируют программы по повышению осведомленности населения о ВИЧ и СПИДе — это одно. Но в большинстве случаев граница между информированием ради здоровья и нагнетанием для увеличения прибыли довольно размыта. Вот почему люди должны получать информацию о болезнях и их лечении из государственных или некоммерческих источников, а не от тех, кто заинтересован в увеличении продаж.

Что делать с проблемами в сексе

Женская сексуальная дисфункция существует и может возникнуть на любом этапе жизни. Проблемы в сексе связаны с разными причинами, потому что сексуальная реакция — это сложное взаимодействие физиологии, эмоций, образа жизни и качества отношений. Если с одним из компонентов что-то не так — это может повлиять на возбуждение и оргазм.

Ученые критикуют медикализацию сексуальной дисфункции у женщин по нескольким причинам. Во-первых, как отмечают специалисты клиники Мэйо, сексуальная дисфункция становится проблемой, только если пониженное половое влечение или невозможность достигнуть оргазма беспокоят женщину. В остальных случаях лечиться не нужно.

Во-вторых, препараты от сексуальной дисфункции предлагают слишком простое решение. Так, на низкое сексуальное желание могут повлиять некоторые заболевания, среди которых рак, почечная недостаточность, болезни сердца. На влечении сказывается и прием лекарств, например антидепрессантов или препаратов от высокого кровяного давления. Когда во время менопаузы или после рождения ребенка уровень гормонов меняется, это также влияет на сексуальное желание. А еще свой вклад могут внести проблемы в отношениях или стресс на работе.

В вопросах сексуальной дисфункции вина часто ложится на женщину. Грубо говоря, если партнер постоянно приходит домой пьяным и начинает приставать, а женщина ему отказывает — это она фригидная, а не он дурак. Принять таблетку проще, чем поговорить с партнером или пойти на терапию. Однако даже проверенные лекарства не подействуют, если не разобраться с причиной возникновения проблемы. С этим помогут специалисты — терапевт, гинеколог, психолог или сексолог.

Комментарии (0)