«Живи как беременная»: истории победы над раком груди

Редактор:  Алевтина Федина
19 октября 2022
1180 просмотров

Рак груди диагностируют у каждой восьмой женщины в России. Бороться в одиночку трудно: нужны поддержка, знания и уверенность в том, что ты справишься. Многим помогает поддержка со стороны равных, таких же женщин, которые уже прошли путь к выздоровлению. По данным обзора 29 исследований, такая поддержка придает сил, дает дополнительные знания и помогает пациентам верить в себя.

Наши героини — Анна и Люся — заболели раком молочной железы и выздоровели. Теперь они помогают другим женщинам пройти этот путь.

История Люси

Фото из личного архива героини
Фото из личного архива героини

В ноябре 2020 года я пошла проверить фиброаденому, которую нащупала еще в мае 2019-го. После УЗИ меня отправили в онкодиспансер на биопсию. Я подумала, что врачи ошиблись: у меня не может быть рака, я же такая позитивная и спортсменка. 

В моем городе сказали ждать две недели результат гистологии, потом консилиум и будем начинать лечение, пока сдайте анализы. Но ждать две недели я не могла. Я отправилась в Москву, там диагноз подтвердили. И там же я проходила все дальнейшие обследования. 

Мне назначили операцию по удалению груди — мастэктомию, 16 курсов химиотерапии, 25 курсов лучевой. Активное лечение растянулось на год. 

Но и сейчас оно еще не завершено: я получаю гормонотерапию, которая будет длиться пять – семь лет. 

История Анны

Фото из личного архива героини
Фото из личного архива героини

В начале 2020 года я заметила в правой груди небольшой шарик. Он никак меня не беспокоил, и я забыла о нем. Тем более, у меня были дела поинтереснее: я только вышла замуж, мы собирались в медовый месяц. Мы поехали в Таиланд, и там уже я забеспокоилась: шарик подрос и стал пульсировать.

Как только мы вернулись в Москву, я помчалась в женскую консультацию. Врач сказала, что это фиброаденома, рассосется, но можно сделать маммографию через три месяца и дала направление. Как раз был разгар пандемии и я спокойно ушла на самоизоляцию. А в июне врачи сказали, что образование уже слишком большое, вместо маммографии нужно сразу делать пункцию. Дальше биопсия, потому что по пункции были обнаружены атипичные клетки.

Неделю я  ждала результатов биопсии, и узнала о раке не от врача, а из личного кабинета. Открыла электронную карту, пока ждала мужа к ужину, а там черным по белому: трижды негативный рак правой молочной железы, 2 А стадия. К  еде мы в тот вечер и не притронулись. Я сказала: «Какой рак? Я прекрасно себя чувствую и хочу в Париж!». Наутро при встрече с врачом выяснилось, что у меня не просто рак, а еще и генетическая мутация, которая означает, что я  родилась с 80-процентной вероятностью заболеть.

Потом были 16 химий, операция по удалению обеих молочных желез — здоровой из-за мутации — и вторая по реконструкции. Через месяц после второй операции я пошла в спортзал, а через полтора — отправилась в Египет. Весь путь лечения я не бросала йогу и путешествия.

Как принять диагноз и не уйти в депрессию

Анна

— Ночь после того, как я узнала о диагнозе, была самой тяжелой.  Мне казалось, что я теряю время и надо срочно бежать ставить капельницу. 

Но время лечения — это тоже жизнь. Я отлично его провела благодаря тому, что не закрылась в болезни. Я посмотрела ролики девушек, которые когда-то болели и теперь полноценно живут, и решила делать онкопросветительский блог. Как журналисту мне было важно получать информацию из первых уст от ведущих специалистов и делиться этим с теми, кто тоже проходит путь лечения. Как сказали мои друзья, ты включила фары дальнего света для себя и других. Кроме того, я наняла психолога, чтобы она убрала навязчивую картинку с надгробием из моей головы. Я стала общаться с ней два раза в неделю онлайн, и это очень помогло. Вообще, я пожалела, что не делала этого раньше: у всех есть дома какие-то лекарства на разные случаи жизни, вот и психологическая аптечка должна быть.

Суперопора — поддержка близких. Когда стали выпадать волосы, муж побрил не только меня, но и себя, чтобы поддержать. А с подругой у нас появилась традиция: перед каждым курсом химиотерапии ездить в новый ресторан. Вечерами после химии я вела прямые эфиры с врачами, а наутро, когда лежала без сил, мне могла позвонить подруга и мы срывались на экскурсию в Сергиев Посад.

Люся

— Лучшим решением, как ни странно, было рассказать о диагнозе в социальных сетях. Мне тогда сразу написали несколько девочек, которые либо уже прошли лечение от рака груди, либо лечились. Они меня настроили на борьбу.

Второе, что мне помогло, — это танцы. Заниматься офлайн было опасно — пандемия, поэтому я танцевала онлайн по мере возможности. Это спасало меня от депрессии. 

Как выбирать врача и принимать решения о лечении

Люся:

— Очень важно найти своего врача, которому доверяешь, быть уверенной в его компетентности и адекватности назначенного лечения. Но в онкологии нельзя полагаться на одно лишь доверие. Надо брать два, а лучше три мнения; делать пересмотр стекол. Доверяй, проверяй и контролируй! Тогда это будет вселять уверенность в туманный завтрашний день.

Анна:

— Сразу  после постановки диагноза я поменяла лечебное учреждение — нашла врача по совету близких. Я не ходила по разным клиникам и не искала лучшего, это не ярмарка с одеждой. Для меня ключевым стал телефонный разговор, когда врач сходу назвала, какой у меня диагноз, как его будем лечить и когда выздоровеем. Так и вышло. Я абсолютно доверяла доктору. 

Поскольку я журналист, я много читала о своем диагнозе и общалась с разными врачами, в том числе зарубежными. Задавала им вопросы о раке и публиковала в блоге с рубрикой «Глупые, но важные вопросы». Сейчас планирую издать книгу на ее основе.

Как поддерживать других

Люся:

— Недавно я прошла специализированное обучение на равного консультанта в онкологии. Я еще во время лечения начала консультировать девочек с таким же диагнозом. Это ответная реакция на вовремя оказанную мне помощь равного. 

Многие после завершения лечения хотят забыть этот период как дурной сон. Но кто же тогда поддержит «вновь прибывших»? Им ведь так же страшно, как и мне было когда-то.

Анна:

— На самом деле, самое сложное в психологическом плане начинается после выздоровления. Это совсем новый этап в жизни, новый человек: жить так, как раньше, до диагноза, уже не получится. Еще это сепарация от врачей: как, вы больше не будете меня лечить? Будете теперь о ком-то другом заботиться? А как же я?

Кроме того, очень сложно бывает принять свое новое тело, другую грудь, шрамы. Например, многие стесняются идти снова в спортзал, потому что в раздевалке будут глазеть на послеоперационное рубцы.

Я стараюсь помогать и тем, кто еще лечится, и тем, кто в ремиссии. Мы с подругой основали  «Миндальный  клуб» — от «ментальная связь», где проводим мягкие восстановительные практики и чаепития. Это возможность собраться с сестрами по диагнозу и поговорить о сокровенном не в больничных коридорах.  А сейчас мы готовим большое мероприятие, куда пригласили и врачей, и бизнес-тренера, которая расскажет, как правильно мечтать. Во время болезни все сосредоточены на выздоровлении, а потом боятся что-то загадывать, говорят «Вот пройду следующий чекап, тогда подумаю». Надо учиться жить заново, придумывать новые мечты и искать ресурс в себе здесь и сейчас. Другого времени быть собой у тебя не будет.

Что сказать женщине, которая только узнала о диагнозе

Анна:

— Я стараюсь прежде всего выслушать, обычно это требуется больше всего. Есть такой совет: «Относись к себе как к беременной — ты вынашиваешь новую себя». Позаботься о себе: смотри на красоту, общайся с хорошими людьми, вкусно ешь.

Что сказать женщине, если она боится идти на обследование

Люся:

— Если страх услышать страшный диагноз сковывает ноги, то покрути головой и посмотри: кого ты можешь оставить без себя? Чем раньше поймала рак, тем меньше времени потребуется на лечение и больше вероятность успеха.

Как вы оцениваете статью?

Непонятно

Комментарии (0)