Что делать с ненужными эмбрионами после ЭКО

15 августа 2022
1145 просмотров

За 20 лет с начала проведения процедур ЭКО в 1991 году в Великобритании было искусственно создано 3,5 миллиона эмбрионов. Почти 1,4 миллиона из них перенесли в матки — прижилась лишь шестая часть, а 1,7 миллиона выкинули.

Родители не знают, что делать с лишними эмбрионами

Количество эмбрионов, которое получается в результате одной процедуры ЭКО, зависит от возраста и состояния здоровья пары. В среднем образуется пять эмбрионов: некоторые из них отсеют после генетической диагностики, в матку имплантируют один или два и в итоге для заморозки останется два-три эмбриона.

У одних пар получают много эмбрионов хорошего качества и поэтому много уходит в заморозку. При сниженном овариальном резерве у женщины эмбрионов для заморозки будет мало, иногда только один. Они могут храниться неограниченное время: в 2017 году из эмбриона, который был заморожен в течение 24 лет, родилась здоровая девочка. Вот только далеко не всеми эмбрионами родители воспользуются.

У родителей есть четыре опции, что делать с лишними эмбрионами: хранить, утилизировать, отдать на научные цели или другой паре, которая не может иметь детей. Последние два варианта — больше экзотика.

Эмбриолог клиники репродукции «Скандинавия АВА-ПЕТЕР» Наталья Сверкунова поясняет, что в договоре всегда прописана дальнейшая судьба эмбрионов, а также то, кто будет распоряжаться ими в случае смерти одного из родителей.

Кто-то пишет отказ на заморозку, и тогда эмбрионы утилизируют. Кто-то отдает эмбрионы для науки, например в «Скандинавии АВА-ПЕТЕР» их могут взять для изучения и написания научных статей. Но это редкость. Также редко эмбрионы отдают другой паре, поскольку желающих немного. Донорский эмбрион — самый последний шаг в сфере ВРТ, когда другие варианты не помогли. За прошлый год в «Скандинавии АВА-ПЕТЕР» такой услугой воспользовались меньше пяти пар. Для того чтобы стать донором эмбрионов, родители должны пройти полное генетическое обследование, а эмбрионы протестированы на хромосомные аномалии.

Многие пары не могут решиться на утилизацию эмбрионов, даже если четко понимают, что детей они заводить больше не будут. В хранилищах США сейчас находится более одного миллиона замороженных эмбрионов. Некоторые клиенты будут платить за хранение до конца жизни. Хранить их дорого: от 500 до 1000 долларов в год (в России порядка 12 тысяч рублей в год), поэтому до 24% пар просто перестают оплачивать хранение и пропадают с радаров.

Психолог благотворительного фонда «Свет в руках» Елизавета Суханова говорит, что у родителей часто возникает вопрос, что делать с оставшимися эмбрионами.

« — Для одних этот вопрос решен: у них уже есть дети, и лишние эмбрионы они утилизируют. Для других это болезненный выбор — они не могут принять решение о том, чтобы лишить эмбрион возможности жить. Отдать эмбрион другой паре для некоторых тоже может быть сложно, ведь родители понимают, что, возможно, где-то будет расти их биологический ребенок, которого они никогда не узнают.

Одна моя клиентка отдала эмбрион с генетической поломкой на опыты, ей было легче принять, что он послужит науке, а не пропадет даром. Большинство все же спокойно переносят утилизацию.

Если родители не могут определиться с выбором, в первую очередь им нужно решить: точно ли они больше не хотят детей или пока у них сложный период в жизни, например тяжелая беременность или маленький ребенок. Если есть возможность оплачивать хранение — то лучше не торопиться и делать это, чтобы потом не пожалеть. Решение об утилизации стоит принимать совместно, иногда можно и с психологом, чтобы взвесить плюсы, минусы и проговорить эмоции.

Другая ситуация, когда родители больше детей не хотели, эмбрионы уничтожили и сожалеют об этом. Это нормальное горевание о неслучившемся будущем. Да, семья приняла такое решение, но грустит об эмбриончиках, которые не стали детьми. Если вы хотите поддержать близких людей в этот момент, не стоит отмахиваться и говорить: «Да брось, это не ребенок, это же всего пять клеток, что из-за них переживать». Если кто-то из пары переживает, значит, для них это был в какой-то степени ребенок, и поддерживать нужно так, как при перинатальной утрате: выслушать, выразить сочувствие, погрустить вместе.»

С точки зрения биологии оплодотворенная яйцеклетка — человек

С биологической точки зрения человек становится человеком, как только образуется одноклеточная зигота с 46 хромосомами. Именно зигота — начало нового человеческого существа, эмбриона.

Этот новый человек сразу начинает вырабатывать специфические человеческие белки и ферменты и развивается как генетически уникальный индивидуум. Кстати, неважно, имплантирован эмбрион в матку или нет.

Пока еще ни в одной стране утилизацию замороженных эмбрионов не считают абортом или убийством. Возможно, что-то изменится после запрета на аборты в некоторых американских штатах. Штат Арканзас, к примеру, считает «нерожденным ребенком» плод с момента оплодотворения. Но пока новые запреты на аборты не касаются процесса ЭКО.

Утилизировать эмбрионы можно просто подписав бумагу. Зато женщине, которая решила сделать аборт, придется куда сложнее, потому что она может столкнуться с осуждением родственников, коллег и медперсонала в женской консультации. А некоторым, по информации СМИ, чтобы пройти медикаментозный аборт, понадобится заполнить анкету, в которой есть вопросы о том, как бы она назвала будущего ребенка и знает ли она о том, что аборт — это убийство.

Кажется, что общественная дискуссия о праве на аборты касается не столько защиты жизни, сколько контроля над женским телом. И ЭКО, и аборт связаны с уничтожением оплодотворенных яйцеклеток, которые потенциально могут превратиться в людей. Вот только общество требует, чтобы за незащищенный секс женщина расплатилась, хотя бы морально. Женщина, которая не хочет быть матерью, кажется обществу неправильной, а женщина, которая делает ЭКО, — напротив, стремится иметь детей, а значит, соответствует роли нормальной жены и матери.

Решение избавиться от лишних эмбрионов либо прервать нежелательную беременность — это личный выбор женщины или пары.

Утилизировать эмбрионы законно, но в законе много дыр

Пока государства, в том числе Россия, не вмешиваются в выбор родителей о том, что им делать со своими эмбрионами. Но тем не менее в этой сфере остается еще много открытых вопросов.

Например, некоторые американские клиники не решаются сами уничтожить эмбрионы, если пациенты не платят за их хранение и не отвечают на звонки и письма. Они опасаются, что, если уничтожат биоматериалы, в какой-то момент клиенты придут и спросят: «Где наш эмбрион?». А клинику осудят за убийство. В Великобритании, кстати, эту проблему решили, ограничив срок хранения эмбрионов десятью годами. Многие репродуктологи знают о проблеме брошенных эмбрионов, но публично ее мало обсуждают.

По словам Натальи Сверкуновой, в клинике «Скандинавия АВА-ПЕТЕР» эмбрионы уничтожают, если пациенты не оплачивают хранение эмбрионов и не отвечают на письма на протяжении определенного периода времени. Это прописывают в договоре.

Если же родители не игнорируют клинику и решаются на утилизацию, они должны написать заявление, после чего составляется акт, который подписывает руководитель криобанка, заведующий лабораторией и эмбриологи. Носитель с эмбрионами достают из хранилища и двойным контролем сверяют информацию по ним. Далее их утилизируют как медицинские отходы.

Медицинский адвокат Юлия Казанцева добавляет, что закон не регулирует срок хранения эмбрионов и порядок их утилизации, это решают участники процесса при заключении договора. У нее в практике были случаи, когда эмбрионы утилизировали при неоплате хранения. И хотя это зафиксировано в договоре, клиникам приходится решать моральные вопросы по утилизации вместо родителей.

«Пока в российском законодательстве есть пробел в использовании тканей и органов человеческих эмбрионов в научных и медицинских целях». Пары имеют право забрать эмбрионы и самостоятельно ими распорядиться. Но продать их не получится: купля-продажа эмбрионов, а также создание эмбриона человека в исследовательских целях запрещены законом.

Иногда сами пары не могут договориться, что им делать со своими эмбрионами. Наталья Сверкунова рассказывает, что бывают ситуации, когда муж против заморозки и уговоры врачей и эмбриологов не помогают. «Выбрасываются эмбрионы шикарного качества, — говорит она. — Бывают случаи, когда люди устраивают суды и выясняют, кто имеет право определять жизнь эмбриона, несмотря на то, что в договоре прописывают права на малышей. Вообще, юридически вопросы ВРТ еще плохо прописаны и постоянно всплывают подводные камни».

В 2021 году суд запретил бывшему жениху актрисы Софии Вергары Нику Лебу использовать их замороженные эмбрионы без согласия актрисы. В 2013 году пара создала эмбрионы с помощью ЭКО в репродуктивном центре в Беверли-Хиллз — они пытались завести ребенка с помощью суррогатной матери. Через год они расстались, и Леб захотел воспользоваться эмбрионами. Но Вергара была против. Их дело рассматривали в течение семи лет.

В 2017 году в России женщина обратилась в суд с требованием запретить клинике утилизировать эмбрионы, на уничтожении которых настаивал ее бывший муж. В 2016 году после неудачной попытки ЭКО супруги заключили с клиникой договор на криоконсервацию эмбрионов, где было сказано, что их хранение может быть прекращено по письменному заявлению одного из супругов.

Когда отношения в паре испортились, мужчина написал заявление и потребовал прекратить хранение, а также возражал против использования эмбрионов в научных целях и в качестве донорских. В итоге суду не пришлось принимать решение, потому что женщина решила забрать заявление после огласки этого случая.

Скорее всего, в будущем подобных споров будет больше.

Комментарии (0)