«Только не бутылку!» Стоит ли благодарить врачей за работу и как?

29 сентября
2545 просмотров

70% наших читателей не дарят врачам подарки: «Я им дарю свои налоги: каждый месяц по 5 тыщ». Другие считают, что «без купюр и лечить не будут, так, лишь бы отвязаться от больного». Есть и третье мнение: «Если врач — плохой специалист, хоть задари его, лучше лечить не станет, лучше прикрепиться к другому».

А теперь — выход самих врачей. Мы поговорили с медиками разных специальностей, и они рассказали, что думают о подарках за свою работу и какие самые необычные подарки им дарили. Вместе с этим мы разобрались в законе и рассказали, что делать, если все же хочется поблагодарить своего врача.

Закон разрешает принимать подарки

По закону врач может принимать от пациентов и его родственников подарки стоимостью не более 3000 рублей. Можно дарить и наличными. Медицинский юрист Мария Константинова отмечает, что врач не может принять подарок, если он должностное лицо:

— В законе есть разграничение между врачом, который лечит, и врачом, который выполняет организационно-хозяйственные функции. Второй — должностное лицо. Он может выдавать больничные, быть членом медкомиссии. И в этом случае любая сумма от пациента может быть расценена как взятка, а это уголовная ответственность.

Если врач только лечит, но получает подарок стоимостью больше 3000 рублей, его могут привлечь лишь к дисциплинарной ответственности. При этом ограничение по стоимости подарка действует в течение лечебного процесса, после окончания лечения ограничений нет. То есть после выписки пациента сумма благодарности может быть любой.

Что дарят пациенты: набор наклеек из «Ленты», значки с вульвой и мешок орехов

Докторам традиционно дарят коньяк и шоколад, особенно в государственных больницах, но бывают и сюрпризы.

Пульмонолог Ника Пушкина рассказала, что одна бабуля подарила ей собранный набор наклеек из «Ленты». Гинеколог Ангелина Романовская говорит, что ее постоянные пациентки дарят ей картины и значки вульв, чтобы пополнить ее личную коллекцию. А хирург Рустам Бокиев поделился такой историей:

— Это был 1997 год. Я был начинающим хирургом, и ко мне попала женщина с высокогорья с декомпенсированным язвенным стенозом двенадцатиперстной кишки. Муж привез ее в больницу на ослике. Это была рутинная операция, больная поправилась и ушла. Через полгода меня вызывает заведующий и говорит: «На проходной какой-то мужчина ругается, говорит, что он твой давний знакомый, а его не пропускают». Я спускаюсь и вижу, что стоит муж той женщины и препирается с санитаркой. Он увидел меня и говорит: «Док, тут два мешка грецких орехов, я их сам собрал, у меня больше ничего нет, ты возьми, а». И это у всех на глазах.

Через окно со второго этажа на это все смотрел заведующий. Он решил выйти из ситуации и говорит: «Если Рустам не берет орехи, то вон там стоит моя машина, можешь туда отнести, я потом выйду, загружу». Мужчина говорит: «Хорошо, давайте».

«У нас целые поколения врачей выросли на благодарностях». Что о подарках думают врачи

Врачи разделяют две ситуации: когда подразумевается, что пациент должен отблагодарить врача, и когда искренне хочет выразить свое «спасибо». В первой ситуации речь идет о коррупции, даже несмотря на то, что силой из пациента деньги никто не вытягивает и прямо не отказывает в лечении. Во второй ситуации подарок чаще всего готовы принимать, если чувствуют, что он от души.

Онколог государственного центра (анонимно):

— Считаю, что врачей однозначно нужно благодарить за их работу. Система здравоохранения сделала для большинства врачей такие условия, что за самую хорошую и честную работу никакой благодарности от работодателя не будет. Получается, что нет никакой разницы, работаешь ты «средне, как все» или «отдаешься целиком, вкладываешь душу». Все, что остается, чтобы не выгореть, — получать «спасибо» от пациентов.

Деньги — тревожный для меня подарок. Конверт как будто к чему-то обязывает, даже если я понимаю, что сумма несущественна для пациента и что это от души. К тому же мне кажется, что пациенты часто дарят деньги, чтобы как будто откупиться от болезни. Но я-то онколог, и от наших болезней не откупишься.

Если все подарки-благодарности от пациентов — только их решение, а не взятка, если они сделаны «после», никто никого не заставляет и врач не будет хуже работать, если ему не принесут коробку конфет, то это никак не повлияет на качество нашей работы. Но сейчас получается так, что подарки только ухудшают ситуацию, особенно в регионах, где этот несчастный «конверт» может серьезно влиять на месячный доход лечащего врача.

Онколог Максим Котов считает, что взятка — более широкое понятие:

— Взятка — это плата пациента за то, чтобы врач совершил какое-то действие, воспользовавшись своим должностным положением. Например, за выполнение операции, назначение лекарств, оформление квоты на высокотехнологичную медицинскую помощь и прочие действия, которые врач должен делать без взятки. Благодарность от пациентов после лечения отличается тем, что от ее наличия или отсутствия уже ничего не зависит и она исходит от пациента. Но при частых благодарностях врач будет их ожидать и может к ним подталкивать пациентов, даже не осознавая этого. И в этом случае, по сути, это взятка.

Гинеколог Ангелина Романовская согласна, что многие врачи выживают за счет благодарностей, и считает эту практику порочной:

— В нашем менталитете благодарность — это про деньги, ведь у врача нищенская зарплата. В Санкт-Петербурге и Москве ситуация относительно нормальная. Регионы находятся в ужасающем положении. Конечно же, докторам нужно как-то выживать. Им дарят селедку, картошку, одежду.

В нашем обществе так сложилось, что для того, чтобы доктор провел хорошую операцию, хорошо к тебе относился, его как будто бы надо умаслить. Это возмутительно. Врачи ходят на работу для того, чтобы выполнять свои обязанности так же, как любой инженер, водопроводчик, сантехник. Просто мы работаем с людьми.

Такая практика отвратительно влияет на качество медицинской помощи. У нас целые поколения врачей выросли на благодарностях и по-другому, к сожалению, работать не могут. Эта история в крови. Это ужасно, и я бесконечно счастлива, что вышла из системы и работаю в частной клинике, где все наши взаимоотношения с пациентом оформляются официально, с выдачей чека и объяснением, за что пациент платит. Ни в одной цивилизованной стране такой практики, как занос денег врачу в качестве благодарности, не существует. Это наша система, которая, к счастью, меняется: есть коллективы, в которых никакие подарки и благодарности не приемлемы. Есть коллективы, в которых это еще, к сожалению, процветает.

Психиатру частного центра кажется, что дело не столько в зарплатах врачей, сколько в установках пациентов (анонимно):

— Пациент и его родственники воспринимают благодарность как способ получить более пристальное внимание к себе и лучшую помощь. Они думают, что помощь даже у одного конкретного врача различается в зависимости от того, есть ли у него дополнительная мотивация или нет. Так что я считаю, что благодарить врачей не нужно, но в некоторых ситуациях вполне понятна логика человека, который не уверен, что можно не благодарить.

Традиция благодарить не может не влиять на качество медицинской помощи. Если за внимание или услуги врач получает дополнительное поощрение, это создает неравенство между качеством услуг для разных пациентов. Даже если брать ситуацию, что врач получает подарок «просто так» и это никак не влияет на его поведение, мне все равно не очень близка идея относиться к действиям врача как к чему-то, что радикально отличается от оказания других услуг. Врач делает работу и получает за это зарплату. Благодарности делают эту работу исключительной, что мешает медицине уходить от патерналистской модели, когда врач главный, а пациент зависимый. Эта модель сейчас становится все менее актуальной.

Проктолог Роман Соркин согласен, что дарить подарки не нужно:

— Когда подарки становятся негласной нормой — это может влиять на качество медпомощи за счет того, что врач ожидает благодарность, и если ее нет, то в следующий раз он может этому пациенту сделать не все, что он должен.

Педиатр Сергей Бутрий считает, что ситуация постепенно меняется к лучшему:

— Я не считаю, что нужно благодарить врачей за их работу, но и не вижу глубоко предосудительного в этой устоявшейся традиции. Мне кажется, корнями она уходит в голодные послевоенные годы, и с ростом благосостояния врачей и пациентов эта традиция сама отомрет.

Любая коррупция негативна и порочна. Если в подарке есть намек на коррупцию, то влиять на качество помощи или хотя бы провоцировать этически сомнительные истории он будет непременно. Мне хотелось бы этого избежать.

Как можно отказаться от подарка. Советы психолога

Некоторые врачи говорят, что им неприятно принимать подарки, иногда это может даже оскорблять. Психолог Анна Хасина советует в этом случае прямо объяснять свою позицию пациенту.

Если врач — должностное лицо. Если в момент получения подарка врач является должностным лицом, то лучше не брать подарок в руки и, глядя в глаза пациенту, спокойно сказать: «Спасибо за ваше внимание. Я должностное лицо и не могу принять подарок, это нарушение закона».

Если принимать подарки против правил учреждения. Если врач не выполняет обязанности должностного лица, стоит руководствоваться политикой медучреждения, где он работает. В ряде организаций существуют правила в отношении подарков. Врач может сказать пациенту: «Я ценю вашу благодарность. В нашей организации запрещено принимать подарки от пациентов, даже небольшие. Пожалуйста, заберите, иначе я попадаю в неловкую ситуацию». Эти слова нужно сказать спокойно, глядя в глаза пациенту.

Если принять подарок просто неловко и неприятно. Если в организации нет регламента в отношении подарков, все зависит от желания самого врача, хочет ли он принять подарок или нет. Врач не обязан принимать подарки и знаки внимания от пациента вне зависимости от того, насколько они незначительные и насколько горячим было желание пациента вручить их.

Если пациент сунул подарок в карман. Если пациент явно пытается преподнести врачу подарок: кладет на стол, сует в карман халата, врач может отказаться следующим образом. Не оставлять подарок в своих руках, а положить его около пациента: на стол, на кушетку. Глядя в глаза пациенту, твердо сказать:

— Я вижу, вы хотели бы меня отблагодарить. У меня есть правило: я не беру подарки от пациентов. Для меня лучшая благодарность — это ваше здоровье. Пожалуйста, поправляйтесь и сделайте все, от вас зависящее, чтобы больше не болеть. Обещаете?

Часть пациентов пытаются подарить врачу подарок, потому что искренне хотят внести свой вклад в развитие медицины. В этом случае врач может предложить законные способы: например, передать деньги в благотворительные фонды, с которыми сотрудничает медицинская организация, принять участие в волонтерском движении.

Если врач находит подарок после ухода пациента, например в коробке конфет лежал золотой браслет, нужно передать подарок администрации медорганизации. Стоит написать пациенту сообщение или позвонить: «После вашего ухода я открыл коробку конфет и обнаружил там золотой браслет. Возможно, он попал в коробку по ошибке. Сейчас он находится у администрации, вы можете в любой момент забрать его».

Медицинский юрист Мария Константинова говорит, что можно известить руководителя о подарке и сдать его организации. Или передать в благотворительный фонд. Если подарок денежный, можно воспользоваться депозитом нотариуса.

«Без благодарности отношение к пациенту будет, как положено по ОМС»

Среди медиков есть и другое мнение: благодарить врача нужно обязательно, причем не шоколадкой и бутылкой, а деньгами. Так считает врач-терапевт из государственной поликлиники (анонимно)

— Некоторые пациенты считают, что достаточная благодарность — это похлопать врача по плечу. Это не так. Благодарность врачу — это шанс, что в следующий раз тебя примет этот же врач и полечит так же хорошо. Это возможность иметь уверенность в завтрашнем дне.

Отношение к пациенту, который не стал благодарить, будет такое, какое положено по ОМС. Врачи обычно помимо того, что положено по ОМС, столько же делают бесплатно, то есть делают то, что могли бы не делать. У меня с собой всегда набор препаратов, которые я купил в аптеке, чтобы от моего лечения пациенту как можно быстрее стало лучше. В отделении такого препарата может не быть либо по тарифу ОМС он вообще не положен. Порой до смешного доходит, в отделении нет магнезии, фуросемида или преднизолона — по-сути, копеечных препаратов. Или к примеру, я могу один раз подойти к пациенту, а могу каждые два часа интересоваться его состоянием.

Я как терапевт могу лечить все болезни, начиная с грибка на ноге и эрозии шейки матки, заканчивая инфарктом и инсультом, а могу сказать: с грибком лечитесь у дерматолога, а с эрозией записывайтесь к гинекологу, — продолжает участковый врач. — За те гроши, что нам перечисляет фонд ОМС, мы должны приходить на работу, запираться изнутри и восемь часов сидеть без пациентов, заполнять журналы, писать отчеты, составлять планы и выполнять бесчисленные приказы и указы Минздрава. А я работаю за троих врачей и за медсестру, потому что за нищенскую зарплату молодежь не идет работать. И еще бумагу для принтера покупаю.

У нас больницы и поликлиники финансируются по отрицательному принципу: если лечение пациента от пневмонии стоит, к примеру, 60 тысяч рублей за 10 дней, то фонд нам максимум двадцатку кинет, как собаке кость, и крутись как хочешь. Лечение многих диагнозов вообще нам не оплачивается, это благотворительное лечение.

Засуньте котенка в бочку и закройте крышку, без доступа кислорода котенок сдохнет. Деньги — воздух.

Лечить нужно не по ОМС, а по национальным клиническим рекомендациям

Хирург Рустам Бокиев не согласен с позицией участкового терапевта:

— Если нет медикаментов или персонала, то это нарушение лицензионных требований к больнице, значит, должен подключаться Росздравнадзор или прокуратура. А они подключатся, когда поступит жалоба. Для этого врач сначала должен заявить о проблеме главврачу. Замалчивание системных проблем не решает их. Но никто не хочет быть крайним. Поэтому у нас в стране, наверно, 80% больниц не соответствует лицензионным требованиям. Когда я спрашиваю коллег, почему они молчат, они отвечают: «Понимаешь, у нас тоже рыльце в пушку и есть скелеты в шкафу, которые главный врач нам потом предъявит, и мы потеряем работу». Все. Патологический круг замкнулся.

Это молчание в один день обернется против самого же врача. Когда пациент на участке умрет, главный врач ударит по шапке, вынесет выговор, а потом следственный комитет скажет: ага, раз главный врач считает, что он виноват, значит, так и есть. Значит, мы его привлечем по статье 238 УК РФ за оказание медицинских услуг, не соответствующих безопасности. А если терапевт скажет: а я главврачу говорил, то тогда виноватой будет уже группа лиц, и это другая ситуация.

Чтобы этот гнойник прорвало, нужно, чтобы врачи перестали заниматься поборами. Увы, большинство моих коллег пытаются плыть по течению и жить на подножном корму — так я называю взятки и подарки, чем идти воевать.

Обязательное медицинское страхование вообще врача не касается. Врач должен лечить по национальным клиническим рекомендациям, которые утверждены Минздравом. Тот, кто говорит, что будет лечить по ОМС, занимает подлую, страусиную тактику. Я тоже рядовой врач. У меня тоже семья и ипотека. Но поборы — препятствие для профессионального развития.

Американский хирург-онколог Вадим Гущин поддерживает эту позицию.

— Когда я приехал первый раз с докладом в Россию лет 7 или 8 назад, меня повели на экскурсию в институт Блохина. Меня поразили две вещи. Первая: с больными общались как со скотом. И они там сидели с таким понурым видом, дежурили под кабинетами. Второе, что бросилось в глаза, — это что все пациенты за спиной обсуждали, сколько кому дать за все. Просто за все. Никто у них деньги не вымогал, просто они лежат в палате и обсуждают, сколько какому доктору дать. Потому что так принято. Да, врач не вымогает, мало кто говорит: я не сделаю тебе операцию, если ты не заплатишь. Но ситуация такова, что ты в Блохина операцию без денег не сделаешь. Или ты санитаркам должен дать, или ординаторам, или хирургу, или всем вместе. Получается, что болезнь у пациентов не самая веселая, так еще они последние деньги тратят на эти подарки. Они не могут быть спокойны за свою жизнь, если не заплатили. Я считаю, что это недостойно 21 века.

Если у пациента долгосрочные отношения с участковым или с онкологом и он не благодарит его, врач в следующий раз может не взять трубку и придумать любой другой метод воздействия. Если всех ситуация поборов с пациентов устраивает, то врачу нет смысла искать другое место работы, менять профессию, бороться за свои права, зарплату. Люди сидят на одном накормленном месте, и это их устраивает. Нет никакого карьерного роста, молодым ребятам не пробиться к операционному столу, потому что это кормушка. И люди там на намоленом месте сидят годами. Индустрия, профессия не развивается так, как должна развиваться. Это фактически вредит самому врачебному сообществу. И уж ни о каком доверии пациентов не может идти речи. Более того, высокие зарплаты — не гарантия того, что это все прекращается.

Психолог Анна Хасина говорит, что, согласно исследованиям, чем хуже структурирована система здравоохранения в стране, тем сильнее развиты неформальные платежи. Совсем недавно без неформальных платежей невозможно было получить минимальную медицинскую помощь. Сейчас по-прежнему коррумпированными остаются сложные области медицины: онкология, высокотехнологичная помощь, а также области, где работают «руками»: хирургия, акушерство.

Пациенты верят, что неформальные платежи и подарки обеспечат им более качественное лечение. Правда заключается в том, что врач не будет лечить лучше или хуже — он будет действовать как умеет. А вот доступ к медицинской помощи — например, какому пациенту достанется квота на операцию по замене тазобедренного сустава, «найдется» ли более дорогой шовный материал или препарат для анестезии, — вполне может зависеть от того, сколько заплатил пациент.

Как легализовать неформальные платежи

Вадим Гущин считает, что в России можно организовать легальные способы сбора средств с благодарных пациентов. С тех, кто реально может и готов платить:

— В нашей американской больнице есть потребность в финансировании исследовательской работы, потому что она не интересна большой фарме. Гранты на нее тоже не дают — мы изучаем редкие опухоли. Зато пациентам интересно, чтобы их болезнь изучали. И мы говорим, что у нас есть фонд, если вы хотите поддержать — давайте. Менеджеры фонда спрашивают согласие пациента без моего участия, я не знаю, у кого они спросили, кто дал, кто не дал, это нормальный фандрейзинг средств. А лечение идет своим ходом. Выписать мне чек, чтобы я пошел поужинать где-то, — такое не предусматривается уставом этого фонда. Я не делаю на эти деньги ничего лично для своих целей: не покупаю квартиру, машину, не езжу в отпуск на них. Это идет на цели, которые пациенты и я сочли достойным вложением.

В России вполне можно запустить аналогичную схему. Некоторые больницы уже создают фонды, покупают оборудование или финансируют образовательную деятельность за счет благодарностей пациентов. Те могут давать, могут не давать. Врачи не в курсе, кто дал деньги, кто не дал. Поэтому решение по лечению пациентов более-менее свободно от того, отблагодарил врача пациент или нет.

Если пациенты не хотят спонсировать исследовательскую работу, такие фонды могут, например, оплатить проживание иногородних пациентов. Или транспортные расходы, чтобы люди могли приезжать в больницу на такси. Отлично, взяли, открыли счет, начали собирать деньги и финансировать сто пациентов в год, например. На месте пациентских организаций я бы на это внимание обратил, вместо того чтобы стыдливо совать деньги в карман врачу».

Андрей Коновал, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие», считает идею финансирования фондов неудачной:

— Делать такое ни в коем случае нельзя по той простой причине, что это создает определенную заинтересованность медучреждения в том, чтобы эту практику расширять, делать ее институциональной. Если это будет даже декларироваться как добровольное желание пациентов, на практике это будет приводить к добровольно-принудительному сбору. Это первая проблема, которую я здесь вижу.

Вторая проблема в том, что для тех структур, от которых зависит финансирование здравоохранения, это будет поводом для того, чтобы давать меньше денег организации, потому что при ней действует некий фонд, у которого есть определенный объем доходов.

Мы как профсоюз вообще выступаем против платности услуг, потому что у администрации медучреждения есть соблазн увеличить долю платных услуг и получить больше денег дополнительно к государственным. Значит, она будет создать такие условия, когда качество бесплатной помощи ниже, а объем помощи меньше. Это неправильный подход. Понятно, что во многих учреждениях сегодня это средство выживания. Но нужно полноценно финансировать государственные и муниципальные учреждения, так чтобы необходимости в платных услугах не было.

Как можно отблагодарить врача, если очень хочется

Пациенты часто дарят подарки просто потому, что это принято, бывают и ситуации, когда поблагодарить хочется по-настоящему. Рустам Бокиев считает, что лучше всего благодарить врача устно или письменно. Если очень хочется, подарок можно подарить через полгода-год после выписки и найти для него повод: день рождения, Новый год.

Ника Пушкина также допускает разовую благодарность, например на День медика. Она считает, что хорошим подарком будет не только устное «спасибо», но и отзыв в интернете. «Редкие событийные подарки могут укрепить хорошие отношения, просто потому, что это правда приятно. Но только если это действительно искренно, а не от установки, что „надо“, это ж видно. Постоянные „благодарности“ плохо влияют на отношения: врач может начать оценивать пациентов по их благодарностям, а пациент может начать считать врача обязанным».

Сергей Бутрий говорит, что ему «некомфортно получать подарки от пациентов, и, к счастью, такое бывает редко». Но он не может обидеть пациентов отказом, когда они подкарауливают его на работе в день рождения или после большой заочной бесплатной консультации и дарят хороший коньяк либо корзину фруктов.

Уролог Дарья Чернышева замечает, что врачу всегда приятно, когда пациент благодарит за мастерство, внимательность, результат. «Я никогда не принимаю благодарностей до „закрытия кейса“, чтобы не мешать лечебному процессу. Чаще всего пациенты, которые говорят „доктор, да я вам золотые горы подарю, только вылечите“, не удосуживаются даже просто сказать „спасибо“ при выписке. А те, кто бывает хмурым и неразговорчивым в процессе лечения, в конце нередко обнимает, оставляет благодарности и шлет поздравления со всеми праздниками. Так что „обещание подарков“ точно не оказывает никакого воздействия на лечение».

Врачи говорят, что были бы рады фруктам, хорошим отзывам и рекомендациям и простым словам: «Спасибо, доктор!». У психолога Анны Хасиной есть совет, как благодарить врача так, чтобы не поставить его в неловкое положение. Лучше просто задать прямой вопрос:

— Доктор, я вам очень благодарен за лечение, за ваше участие и поддержку! Мне очень хочется сделать вам приятное и отблагодарить. Что я могу сделать, чтобы это было уместно?

В прошлом году портал «ПроДокторов» запустил сервис благодарностей врачам. По желанию пациент может перечислить врачу сумму от 49 до 3000 рублей. С точки зрения законодательства РФ такая система благодарностей определена как подарок и не облагается НДФЛ.

Комментарии (0)