Если человек любит экстрим, с ним что-то не так?

20 января 2022
1631 просмотр

Экстремальные виды спорта не теряют популярность с 1990-х годов, а за последние десять лет количество людей, которые предпочитают прыжки с небоскреба футболу или гольфу, резко возросло.

Ученые пытаются понять, почему одних людей тянет рисковать жизнью, а других — нет, однако разобраться в этом сложно. Исследователи отмечают, что к изучению экстремалов нельзя применять те же подходы, что в традиционных спортивных исследованиях. Вот в чем разница:

· экстремальным спортом обычно занимаются в естественной среде, то есть на природе, а не в спортзале или корте;

· в экстремальных видах спорта нет соревновательности в привычном смысле — здесь спортсмены соревнуются не с другими, а сами с собой;

· у экстремалов выше вероятность серьезных травм и смерти, соответственно, другая мотивация — сложно понять, что заставляет их рисковать;

· в экстремальном спорте нет строгих правил, норм и условий, которые нужно соблюдать.

Из-за этих различий сложилось мнение, что тяга к экстриму — это ненормально, а сами экстремалы — адреналиновые наркоманы, которые ищут славы и острых ощущений. Так, в отличие от традиционного скалолазания, в экстремальном не нужны веревки и другая страховка. А бейсджамперы, которые прыгают с парашютом с крыш многоэтажек и мостов, не используют второй парашют для подстраховки, как в других видах спорта.

Согласно данным большинства исследований 1990-х и 2000-х годов, люди рождаются экстремалами, точнее, они с рождения легче справляются со стрессом. Однако современные исследователи считают, что за желанием рискнуть своей жизнью стоит нечто большее.

Экстремалы испытывают страх, но воспринимают его как положительный опыт

Итак, есть мнение, что люди, которые поднимаются на Эверест или прыгают с веревкой с моста, не испытывают страх. Но это не так. Согласно небольшому исследованию, экстремалы тоже боятся, просто сам страх для них не что-то плохое, а возможность преодолеть себя. По данным другого исследования, альпинисты, как и другие люди, боятся пострадать, но этот страх у них ниже, чем у остальных. Как считают авторы исследования, одних людей страх удерживает в четких рамках, а других — подталкивает за эти рамки выйти.

Некоторые исследователи отмечают, что есть более простые способы умереть, чем спуск с горы на велосипеде или прыжки в воду с большой высоты. Получается, экстремалы — не латентные самоубийцы или люди без чувства страха.

Традиционный спорт — про результативность, экстремальный — про опыт

Согласно нарративным исследованиям, у экстремалов и традиционных спортсменов разная мотивация. Образ жизни профессиональных игроков в футбол или хоккей вращается вокруг достижения результатов, в интервью они часто говорят о дисциплине, тяжелой работе, стремлении быть лучшим, о победах и о том, как ради спорта приходится жертвовать другими сферами жизни — отношениями, развлечениями, отдыхом.

У экстремалов другие истории. Такие люди отдают предпочтение опыту, а не результатам, эмоции и переживания для них важнее, чем награды и всеобщее признание. То есть альпинист скорее расскажет не о том, как он покорил вершину Эвереста, сражался с окружающей средой или погодными условиями, а о том, что он чувствовал во время восхождения.

В экстремальных видах спорта подготовка важна так же, как в традиционных

Может показаться, что экстремал — это человек, который просто разбегается и прыгает со скалы, когда хочет. На самом деле экстремалы тратят много времени на подготовку, в частности, изучают, как на процесс и результат могут повлиять погодные условия.

Как и традиционным спортсменам, подготовка нужна экстремалам, чтобы минимизировать риски. Так, перед тем как лезть по горам без снаряжения, спортсмены сначала проходят трудные участки со страховкой и отказываются от веревок тогда, когда уверены в своих силах. А до первого прыжка в вингсьюте — специальном костюме для полетов со скалы, который делает человека похожим на белку-летягу, — нужно совершить не менее 200 парашютных прыжков со свободным падением.

Любовь к экстриму — это выбор, а не отклонение

Отношение к экстриму и людям, которые им увлекаются, меняется не только у исследователей. Некоторые из экстремальных видов спорта включают в программу Олимпийских игр — так было с серфингом, скалолазанием и скейтбордингом на играх в Токио в 2020 году. А кайтинг войдет в программу Олимпийских игр 2024 года в Париже.

Экстремалы — не импульсивные безбашенные люди, которые не понимают, что творят. Любовь к экстриму не включена в международный классификатор болезней или руководство по психическим расстройствам, так что желание заниматься опасными видами спорта — это выбор, а не отклонение. Впрочем, не хотеть лезть в аттракцион «Центрифуга» или съезжать на ледянке с высокой горки — тоже нормально.

Комментарии (0)