«Мы слишком много пользуемся косметикой»

10 марта
4904 просмотра

Предприниматель и основательница бренда косметики Don’t touch my skin, автор телеграм-канала о косметике с научной точки зрения Адэль Мифтахова ответила за всю доказательную косметологию и объяснила, можно ли вообще не ухаживать за кожей, как выбрать нормального косметолога и что на самом деле спасает от морщин.

Адэль Мифтахова

Кем ты себя считаешь: бьюти-блогером, научным журналистом, просветителем?

Я ― энтузиаст. Я точно не научный журналист, потому что у меня нет соответствующей компетенции, и вообще я по образованию инженер-нефтяник. Я работала нефтяником больше 10 лет, но потом в моей жизни появилась бьюти-сфера, и сейчас я позиционирую себя как предприниматель, потому что у меня есть собственный бренд, интернет-магазин и еще куча всяких проектов. И я занимаюсь ими. Бьюти-блогингом я сейчас уже не занимаюсь, потому что мне это не очень интересно. 95% моей работы ― это как раз предпринимательская деятельность.

А как бьюти-сфера появилась в твоей жизни?

Это случайно получилось. Я уехала по работе на стажировку во Францию в очень большую компанию ― тогда мне это было очень интересно, я хотела заниматься нефтью. У меня не было никаких друзей и знакомых во Франции, кроме моих коллег, а в моей компании было не принято общаться вне работы. Поэтому я проводила одна свои вечера и в какой-то момент я наткнулась на блог замечательной женщины, британской блогерки Кэролайн Хайронс.

Она очень интересно писала про косметику, так тогда про косметику никто не писал. На русском языке уж точно. Точнее, кто-то, скорей всего, писал о косметике также интересно и захватывающе, просто я об этом не знала. Я поняла, что это очень интересный мир, и попыталась что-то найти на русском ― не нашла и решила: почему бы мне самой не начать писать. И именно в тот момент активно взлетал телеграм (это было лет пять назад), он стал для меня очень комфортной площадкой и все еще остается таковой, потому что там есть очень четкий буфер между аудиторией и человеком, который создает контент. Тогда там даже не было никаких комментариев, и мне это очень нравилось, потому что я считаю, что комментарии ― это худшая часть интернета, с ними нужно очень осторожно работать, особенно когда речь идет о блогере, а не о каком-то большом СМИ.

Хейтеры были?

Нет, у меня на удивление очень мало людей, которые активно выражают свое негативное мнение обо мне. Прям их можно по пальцам пересчитать за все пять лет.

Так значит, британская блогерка вдохновила тебя полностью сменить жизненный курс?

Не настолько. Тогда никакой речи не было о том, чтобы бросать нефтянку. И до недавнего времени мне удавалось успешно совмещать свою работу там, вести блог и заниматься всякими косметическими штуками. Я все еще преподаю курс в МГУ, просто не работаю инженером, не потому, что на меня очень сильно кто-то повлиял, а потому что у меня очень сильно сменились жизненные ценности, и нефтяная индустрия больше в список этих ценностей не входит.

Ты сказала, что пять лет назад никто на русском не писал о косметике, а как сейчас обстоят дела? Есть на кого стоит подписаться?

Сейчас много хороших каналов, и с каждым днем их появляется все больше. Некоторые просто поражают меня качеством контента. Например, в инстаграме есть очень хорошая врач-дерматолог Виктория Заярная ― она очень классно рассказывает, доступно и популярно. Есть замечательная блогерка Клава Керли, она начинала с того, что писала про кудрявые волосы, а сейчас пишет не только про это, но в целом доказательно про косметику. У нее в штате есть косметический химик, и она очень активно все свои темы обсуждает со специалистами. Есть еще классный блог про акне, называется «Акне Клуб». Он существует уже лет десять. Его ведет тоже моя знакомая, у которой было очень тяжелое акне, и она писала о своем пути излечения.

То есть можно говорить о наличии комьюнити?

Сейчас в России оно все еще формируется. Конечно, всяких ненаучных блогов гораздо больше, но вот это маленькое, но очень гордое комьюнити существует, и я очень рада этому и тому, что оно растет. Я прекрасно понимаю, почему оно маленькое: потому что для того, чтобы постить весь этот контент, нужно все-таки немного поработать головой: вчитаться, переварить всю эту информацию. А большинство людей не хочет этого делать, им это и не нужно ― у них есть свои заботы, зачем еще им в это погружаться?

Ты говоришь, что тебе больше неинтересно заниматься блогом, а интересно заниматься производством. Разве твои читатели ― не твои клиенты? И вообще, ты чувствуешь свою ответственность перед ними?

Я ведь не удалила блог и телеграм-канал и периодически я там что-то пишу. Просто я делаю это не так активно, а только тогда, когда мне хочется это делать. Иногда мне бывает интересно писать какие-то тексты, иногда я участвую в интервью, то есть я не могу сказать, что полностью отказалась от блога. Конечно, аудитория бренда, которым я занимаюсь, напрямую зависит от моей аудитории. Но постепенно я с командой расширяю аудиторию, и у нас есть уже довольно много покупателей, которые понятия не имеют, кто я такая, им просто нравится этот бренд. Расширяемся мы совершенно стандартными маркетинговыми инструментами: по большей части инстаграм, таргетинг, сотрудничество с блогерами, рассылки. Ничего сверхестественного не делаем.

На что опирается доказательная косметология в России? Какие у нее есть принципы?

Косметология, косметика и здоровье кожи ― это очень сложная тема в России и во всем мире, потому что во многом косметологическая и косметическая индустрия направлена не на то, чтобы кожа была здоровой, а на то, чтобы женщина была красивой. И мы существуем в этой риторике сейчас. К сожалению, из-за этого очень легко манипулировать людьми. Очень легко предлагать им всякие совершенно не работающие штуки, какие-то странные процедуры, которые им точно не нужны, и поэтому с доказательностью здесь все суперсложно. Как можно сделать исследование про то, сияет кожа или нет? Это абсолютно абстрактная характеристика. Люди хотят, чтобы у них сияла кожа, но что под этим подразумевается научно, никто не может сказать. Что для этого нужно сделать: намазать на себя крем или есть жирную рыбу? Мы не знаем.

Есть определенный набор заболеваний кожи, которые приносят дискомфорт людям. Это акне, атопический дерматит, псориаз, розацеа и прочие. Этим занимается дерматология, для этого существуют лекарства. И здесь все то же самое, что в остальных областях медицины: проводят двойные слепые исследования с контрольными группами. Их много, но их всегда проводят только в тех случаях, когда это действительно заболевание кожи, которое влияет на качество жизни. Если мы говорим про морщины, которые в нашем обществе считаются чем-то плохим, а на самом деле этим не являются ― это просто характеристика кожи, ― то здесь тоже проводят какие-то исследования, но обычно их спонсируют косметические компании и производители ингредиентов. Независимые исследования тоже бывают, но их уже гораздо меньше.

Кому вообще нужны независимые исследования в косметологии?

Просто каким-то энтузиастам, которым это интересно. Это может быть небольшая группа людей или целый институт, которым просто стало интересно, действительно ли вот это с чем-то помогает.

Сейчас появляется огромное количество средств и ингредиентов, которые обещают и сделать кожу сияющей, и избавить от морщин, но все еще самыми эффективными являются средства, про которые мы знаем уже десятки лет. Это ретинол, кислоты, витамин С и так далее. Принципиально новые средства таких же результатов пока еще не дают. Поэтому, с одной стороны, индустрия вроде движется вперед и много чего нового появляется, но с другой стороны ― самыми эффективными все еще остаются эти старые известные всем скучные ингредиенты, про которые уже десятки лет все говорят.

А почему в косметологии так много средств с недоказанной эффективностью?

Нормальные, проверенные ингредиенты, я их называю активными ингредиентами, не только эффективны, но и дают побочные эффекты. И поэтому очень крупные бренды, например Chanel, Estee Lauder, L’Oréal, не могут позволить себе использовать эти ингредиенты в эффективных концентрациях и иногда не могут позволить себе эти самые ингредиенты вообще использовать. Потому что аудитория этих брендов настолько широка, что они не могут каждому человеку сказать, как правильно средство применять, что нужно иметь в виду некоторые вещи: периодичность использования, совмещение с другими видами косметики, для того, чтобы не было побочных эффектов. Очень часто перед крупными брендами стоит выбор: выпустить эффективное средство или выпустить безопасное средство. И, конечно же, бренды всегда выбирают безопасность.

Именно поэтому существует огромное количество всех этих странных ингредиентов, за которыми, может быть, есть одно-два исследования, спонсированные этой же самой компанией, которые дают какой-то небольшой результат, например помогают избавляться от тех же самых морщин. То есть они в какой-то степени действительно могут помогать, но далеко не так эффективно, как те ингредиенты, которые могут давать побочные эффекты.

Как не купить фуфла? Какие есть критерии? Куда смотреть: на состав, бренд или рекомендации?

К сожалению, простого пути здесь нет. Если у человека нет каких-то конкретных запросов, то есть с кожей все хорошо (как у абсолютного большинства людей), нет никаких проблем, которые доставляют дискомфорт, то любая косметика подойдет. Американская ассоциация дерматологов и многие другие медицинские организации советуют при отсутствии патологий на коже (но при желании пользоваться косметикой) соблюдать три этапа: очищение кожи (то есть умывание), увлажнение и защита от солнца, если ультрафиолетовый индекс 3 и выше. Это три базовые рекомендации.

Все остальное зависит от запроса конкретного человека. Если есть запрос бороться с акне, то лучше пойти к врачу. Но сейчас в России есть очень большая проблема с дерматологами, даже в Москве она есть, а что уж говорить про регионы. Люди с акне могут жить в таком месте, где просто нет нормальных дерматологов или вообще нет дерматологов. В этом случае онлайн-консультация очень помогает. Если акне не в тяжелой форме (пара воспалений и пара черных точек), то для этого есть определенный набор компонентов, который рекомендуют те же самые медицинские организации. Все это очень легко узнать. Даже в России есть протоколы лечения акне. То есть в этом в любом случае придется разбираться. Есть, конечно, ресурсы и люди, которые могут рассказать упрощенно. Я, например, книжку про это написала: на какие ингредиенты обращать внимание, если есть конкретный запрос (книга «Нормально о косметике: как разобраться в уходе и макияже и не сойти с ума», написанная в соавторстве с Машей Ворслав. ― Прим. ред.). Можно обратиться к блогерам, про которых я рассказывала.

Если есть морщины, то здесь тоже очень ограниченный набор ингредиентов, который может помочь: это витамин С, ретинол, пептиды, кислоты. К сожалению, нет простого решения. Очищение, увлажнение, защита от солнца, в принципе, могут быть абсолютно любых брендов и абсолютно любых ценовых категорий. Очищение и увлажнение ― это вообще очень простые для формулирования продукты, они могут быть максимально дешевыми. Защита от солнца подороже из-за специфики, что фильтры сами по себе дорогие. Поэтому хорошее солнцезащитное средство вряд ли будет стоить 300 рублей, скорее всего, дороже. Там стоит обращать внимание на SPF-фактор, он должен быть не меньше 30.

Резюмируя сказанное: если есть конкретный запрос ― нужно идти и искать, какие конкретные ингредиенты рекомендуют для борьбы с этим состоянием кожи (например, пигментными пятнами), и идти в магазин уже с этим знанием.

Я могу вообще не ухаживать за кожей и ничего не покупать? Не окажется, что в 50 лет ее состояние будет хуже, чем у тех, кто вовремя позаботился о себе?

Если сейчас запроса нет, но ты знаешь, что он может появиться через 20 лет, то стоит начать ухаживать за кожей. Для большинства людей, мне кажется, самая большая проблема ― это старение кожи, они об этом думают, когда говорят о работающей или неработающей косметике. На самом деле базовый уход уже является антивозрастным. Если пользоваться им, то это уже повлияет на вас через какое-то количество десятков лет. Самый главный антивозрастной инструмент ― солнцезащитный крем.

Если тема старения вас не сильно тревожит, то нужно пользоваться им при ультрафиолетовом индексе 3 и выше, потому что в этом случае солнцезащитный крем защищает от рака кожи. То есть здесь речь идет о здоровье, а не о красоте. Но если есть тревога о старении кожи, то лучше пользоваться солнцезащитным кремом вообще всегда. Потому что сильнее всего нас старит ультрафиолетовое излучение. Генетика тоже влияет, но излучение намного сильнее.

А как выбрать хорошего косметолога/дерматолога?

В отличие от других областей медицины, в косметике и косметологии очень важно, чтобы был контакт с врачом. Если я прихожу к хирургу с какими-то проблемами с позвоночником, мне не так важно, насколько это вежливый человек, мне важно, чтобы он был компетентным специалистом. Но когда я прихожу к дерматологу и косметологу, мы говорим о такой хрупкой вещи, как наша внешность. В этом случае очень важно, чтобы вы с врачом были на одной волне, чтобы у вас были одни и те же эстетические предпочтения. Если у вас есть запрос на очень большие губы и скулы, нет смысла идти к врачу, который выглядит абсолютно естественно. Стоит идти к врачу, который выглядит примерно так, как вам хотелось бы выглядеть.

Но если мы говорим о заболеваниях кожи, то тут самое главное, чтобы врач был врачом. Не уверена, существует ли такая проблема в остальных областях медицины, но в области косметологии существует такая проблема, что люди, которые предоставляют медицинские услуги, не имеют медицинского образования. Самое первое, что нужно сделать, ― это спросить диплом. Это прям гигантская проблема в косметологии. Некоторые люди называют себя дерматологами, не являясь ими вообще. Обычно дипломы и сертификаты висят прямо за головой врача, к которому вы пришли. Но если нет, вы можете озвучить свое беспокойство, что иногда попадаются специалисты без образования, и вежливо попросить показать диплом. Нормальные врачи это понимают и совершенно спокойно относятся к этому запросу.

Все дерматологи получают дополнительную квалификацию, чтобы стать косметологом. Потому что есть дерматологи, которые решают задачи, связанные исключительно с качеством жизни (лечат псориаз, акне), а есть дерматологи-косметологи, которые уходят в область эстетической медицины. Это совершенно два разных направления, два разных подхода. Сейчас самый простой способ найти себе врача ― это найти его в инстаграме.

Если есть проблема, которая влияет на качество жизни, то стоит получить какое-то количество информации до прихода к врачу. Почитать те же самые протоколы (они существуют на русском языке), например протокол по лечению акне. Он довольно сложен для переваривания непрофессионалом, но через него можно продраться. Если вы приходите к врачу и он начинает назначать что-то совершенно отличающееся от этого протокола, значит, что-то не так. Потому что все врачи должны следовать протоколу.

Где можно посмотреть протокол по лечению акне?

Можно прямо в гугле вбить, и самая первая ссылка выдаст вам этот гигантский документ. Это русскоязычные рекомендации, но они совершенно нормальные и примерно похожи на рекомендации, которые существуют в других странах. Но, конечно, лучше смотреть информацию на англоязычных ресурсах: NHS, UpToDate, Американская ассоциация дерматологов, журнал Американской ассоциации дерматологов. Конечно же, со знанием английского в этом всем существовать намного проще.

Какие последние исследования в сфере косметологии ты бы отметила? Как они повлияли на индустрию в целом?

Самое интересное, что произошло в последний год, ― это появление принципиально нового средства по лечению акне. Основная причина возникновения акне ― это избыток гормонов группы андрогенов и повышенная чувствительность сальных желез к этим гормонам. Сейчас появилось наружное средство, которое работает именно с чувствительностью сальных желез к андрогенам. Раньше ни одно средство этого не делало. Это принципиально новый механизм лечения акне и пока что есть не очень много исследований на эту тему, но их достаточно, чтобы этот препарат вышел на рынок. Это очень крутой прорыв в сфере лечения акне, потому что раньше мы боролись со следствием, а не с причиной.

А вообще всяких интересных вещей происходит очень много. Например, сейчас стали использовать мелатонин (гормон сна) в косметике. Уже очень много лет он существует в виде таблеток для того, чтобы было проще засыпать. Сейчас появились кремы с мелатонином, но исследования показывают, что они на сон никак не влияют, но при этом мелатонин сам по себе очень классный антиоксидант и инструмент замедления старения. Так что кремы с мелатонином ― довольно интересная штука.

Расскажи, как устроен процесс производства твоей косметики? Как рождается формула крема, как тестируется, как превращается в конечный продукт? И как его проверяют на эффективность и безопасность?

У меня есть свой бренд Don’t touch my skin ― это ненатуральный бренд, в котором мы используем только ингредиенты с доказанной эффективностью. Начиналось все с идеи, а идея всегда приходит от запроса, который есть у людей. Есть очень ограниченное количество бед с кожей, которые волнуют людей: это черные точки, акне, сухость, розацеа (воспалительное заболевание, когда кожа краснеет и могут появляться прыщи, но это не акне), пигментация, морщины и еще некоторые вещи. В ответ на каждый запрос есть ограниченный набор ингредиентов, которые могут что-то сделать. Например, у людей есть запрос на избавление от черных точек, и мы знаем, что от них помогает вот такой список ингредиентов, используемый вот в таких концентрациях. Я передаю технологам ТЗ: формат средства (тоник, умывалка, крем, сыворотка), ингредиенты, концентрации, текстура, цвет. Технологи делают образцы и присылают мне. Я сама не занимаюсь созданием формул, потому что у меня нет для этого компетенций и соответствующего образования. Я доверяю это специалистам.

Косметические технологи во время учебы проходят курс про кожу. То есть они знают не только косметическую химию, но довольно хорошо знают, как функционирует кожа. Поэтому они могут корректировать ТЗ, предлагать что-то добавить или убрать. Естественно, я учитываю эти пожелания, поскольку я энтузиаст ― у меня нет ни медицинского, ни химического образования. Мне просто это интересно.

Я тестирую присланные технологами образцы на себе: трогаю, наношу, смотрю, насколько это приятно или неприятно, смотрю на эффект.

А на читателях твоего блога тестируешь продукты?

Да, несколько раз тестировали средства на читателях. Но чаще всего люди не понимали, чего они хотят, и все, что мы им посылали, им нравилось. Возможно, потому, что не у всех людей есть вокабуляр, чтобы высказывать свои пожелания. Недовольства обычно связаны не с формулой, а с личными предпочтениями.

После получившийся продукт тестируют специалисты. Часть тестов проводят в лаборатории, где делают средство: это тест на стабильность и срок годности, на pH, на вязкость и так далее. В аккредитованной государственной лаборатории средство тестируют на безопасность: на токсичность и на стабильность системы консервантов.

На эффективность в России не обязательно проводить тесты. Они довольно дорогие и их сложно проектировать. Потому что это должно быть двойное слепое тестирование, с контрольной группой и так далее. Мы в нашем бренде не тестируем на эффективность, но с самого начала используем те ингредиенты, которые рекомендованы медицинскими организациями при определенных состояниях кожи. На данном этапе для нас этого достаточно. Мы, к сожалению, не самый богатый стартап на свете, но как только у нас появится возможность делать тесты на эффективность ― мы, конечно же, будем их делать.

Насколько дороже производить работающую косметику?

Я бы не сказала, что дороже. Существуют разные категории косметики: масс-маркет (до 300–500 рублей), аптечная косметика (до 1000–2000 рублей), бывает еще люксовая косметика, которая может стоить до бесконечности. Разумеется, есть какая-то нижняя планка для стоимости косметики, которая содержит ингредиенты с доказанной эффективностью, потому что они не самые дешевые, но они все-таки не настолько дорогие. Здесь вопрос скорее в подходе. Цена косметики по большей части складывается не из формулы, а из упаковки, расходов на транспорт, зарплаты сотрудников, маркетинга и так далее. И это все в итоге выливается в стоимость баночки.

То есть цена банки зависит от наглости производителя?

Конечно, в том числе. На самом деле стоимость банки ― это тоже часть маркетинговой стратегии. Цена может быть низкой, как у российского бренда Organic Kitchen. Они берут объемом. Они просто производят огромное количество этих недорогих банок, и поэтому отбивают стоимость. Бывает наоборот: часть маркетинговой стратегии ― очень высокая стоимость продукта, чтобы создать ощущение эксклюзивности и нишевости. Его купят меньше людей, но будет намного выше маржа, и все равно будет доход. Здесь уже каждый производитель сам выбирает, сколько будет стоить его банка.

Я, разумеется, хотела бы, чтобы наши баночки стоили немного дешевле, чем они стоят. Они стоят доступно для многих людей, но не для очень многих: от 1000 до 2000 рублей. Для среднего российского покупателя это все-таки довольно много. Но мы выбрали такую стратегию и такое качество продукта, что, к сожалению, сейчас снизить цену мы не можем. У нас довольно дорогая упаковка и само наполнение тоже довольно дорогое, потому что мы решили на нем не экономить. Разумеется, в баночку заложены еще зарплаты сотрудников и продвижение бренда, иначе о нас просто никто не узнает.

Ты в остальных сферах тоже придерживаешься принципов доказательности? В лечении, питании?

Да, конечно. Питание ― такая штука, которая собирает самое большое количество радикальных мнений. Про питание постоянно спорят, и всегда все друг с другом не согласны. У меня есть подход, что питание должно быть сбалансированным и разнообразным. Это единственное, чего я придерживаюсь. Мне очень нравится канадский гид по питанию, мне кажется он самым интересным и самым доступным для среднего человека, и он существует на русском языке. Он состоит всего из двух страниц. На одной из них нарисовано, как должна выглядеть ваша тарелка. Это так круто: никаких калорий, ничего сложного.

Расскажи про свои провалы во всей этой истории с производством косметики

У нас был один очень большой фейл в самом начале. Он был связан с дистрибуцией. Мы почему-то решили, что нам не нужен сайт, на котором мы будем продавать. И мы сделали лендинговую страницу, на которой покупатель должен был оставить только номер телефона, а мы ему перезваниваем и оформляем заказ. Но мы не рассчитали объем людей, которые хотели купить крем, и в итоге у нас абсолютно все сломалось и мы не смогли быстро доставить всем средство, которое они хотели. У нас было около пяти тысяч заявок при весьма ограниченном штате ― три несчастных человека на телефоне должны были обзвонить эти пять тысяч человек. Это был гигантский фейл. Нам стоило немножечко подождать и сделать нормальный сайт, чтобы этой проблемы не было. Конечно, много людей были справедливо недовольны этим, потому что до них крем дошел через две недели с момента заказа. За это немножко стыдно.

Откуда пять тысяч заказов на старте, когда кругом так много косметики? В чем была ваша фишка? Твоя медийность?

Да, это в первую очередь. Есть гигантский пул людей, которые очень сильно мне доверяют, либо же они очень сильно поддерживают все, о чем я говорю. Возможно, многим людям хотелось попробовать что-то новое от российского производителя, который не топит за натуральность. Наш бренд, на самом деле, очень сильно отличается от большинства российских брендов, потому что они обычно топят за натуральность, травки, вот это вот все. А мы с самого начала говорили, что мы не за натуральность, а за эффективность. Учитывая, что эффективная косметика ― довольно дорогая для российского покупателя, ее нужно откуда-то заказывать либо нужно идти и искать, наша косметика была относительно недорогой альтернативой всему тому, что людям не очень доступно. И это тоже сыграло свою роль.

А чем отличаются аптечные средства, брендовая косметика и космецевтика (косметика с активными ингредиентами. ― Прим. ред.)?

За последние десять лет в индустрии все перемешалось, но некоторые условные разделения все еще существуют. Аптечная косметика ― это в основном французские бренды, которые производят косметику для решения конкретных задач. Они не говорят о красоте, они решают задачи: сухость, жирность, прыщи и так далее. Это косметика, которую чаще всего прописывают врачи, потому что она, на мой взгляд, самая выгодная по соотношению цена-качество.

Есть люксовая косметика, она направлена скорее на получение удовольствия. Разумеется, там существуют эффективные ингредиенты; кремы, сыворотки, лосьоны, которые что-то делают и решают конкретные задачи. Но эти бренды с самого начала создавали для богатых женщин, в красивых упаковках, чтобы на это было приятно смотреть. Сейчас в эти красивые упаковки тоже помещают эффективные ингредиенты, потому что это наконец-то стало важно. Но, на мой взгляд, это для людей, которые просто могут себе позволить. Это не то чтобы косметика, которая лучше. Она дороже и красивее, но не факт, что она лучше. Есть куча альтернатив, с которыми можно получить тот же самый результат, но намного дешевле.

Даже с «Чистой линией»?

Если запрос ― умывание и увлажнение, то конечно. Это прекрасный бренд для этого. Прыщи и морщины вряд ли стоит убирать с помощью «Чистой линии». Здесь как раз все упирается в стоимость ингредиентов, потому что «Чистая линия» не может позволить себе ретинол, ведь он дорогой.

Космецевтика ― это самая интересная категория косметики. Ее суть в том, что в ней использованы эффективные ингредиенты в эффективных концентрациях. Эту косметику относительно сложно купить; хотя сейчас в интернете можно найти все что угодно, но еще лет пять назад эту косметику можно было купить только в клиниках и только через косметологов по очень важной причине. В ней используют настолько эффективные ингредиенты в правильных концентрациях, что можно получить побочки. Довольно серьезные. И перед покупкой человека важно проконсультировать по поводу них. Сложно проконсультировать человека, который покупает что-то через интернет. Поэтому довольно долго у космецевтики была очень узкая дистрибуция, можно было купить только через врача, и он рассказывал крайне подробно, как пользоваться можно и как нельзя, когда ждать эффекта, какие побочки могут быть и так далее. Это самая эффективная категория косметики, которая вообще существует в мире.

Можно переухаживать за кожей и сделать ей плохо?

Да. Масштаб ухода может навредить совершенно точно. Совсем недавно в издательстве «Альпина Паблишер» вышла книжка под моей редактурой «Бьюти-минимализм. Чем опасен гиперуход за кожей и что делать, чтобы не навредить себе». Она о том, что мы слишком много моемся и слишком много пользуемся косметикой и от этого у нас часто возникают проблемы в виде раздражений и аллергии. Большая часть косметических брендов добавляет отдушки, эфирные масла ― это довольно распространенные контактные аллергены, и если пользоваться неумеренно, может появиться реакция на это. Если слишком часто мыться и умываться, кожа будет раздражаться, сохнуть и шелушиться, потому что человеку не нужно каждый день мыться мылом ― достаточно мыться водой, а мылом только отдельные части, которые пахнут.

С остальной косметикой примерно то же самое. Из-за обилия ингредиентов может возникнуть раздражительная или аллергическая реакция. Так что тут правило: меньше ― лучше.

Комментарии (0)