«Некоторые врачи считают меня блогером»: интервью с тазовым терапевтом

14.02.2023
просмотров 3566

Тазовый терапевт — кто это и чем он занимается? Почему этой профессии не учат в России и можно ли верить экспертам-блогерам? На эти и другие вопросы нам ответила Анна Грикевич, физический терапевт тазового дна и основатель платформы BLOOM для заботы о женском здоровье.

Это интервью о том, как важно работать с тазовым дном, не терпеть боль и не стесняться открыто разговаривать об этом со специалистом.

Анна Грикевич, физический терапевт тазового дна

«Профессия пока официально не существует в России»

— Почему вы решили стать терапевтом тазового дна?

— Три с половиной года назад я родила дочь, получив достаточно серьезные акушерские травмы. 

И тогда мы столкнулись с тем, что в стране нет тазовой реабилитации. Мои коллеги-ортопеды подсказали, что есть крутые курсы, которые помогут все восстановить. У нас я не нашла подобных специалистов, удалось пройти эти курсы только в Голландии. 

За три с половиной месяца они смогли восстановить меня так, что потребовалась только легкая пластика сфинктера и всё! 

Все только благодаря упражнениям и модификации образа жизни — определенных туалетных привычек, работы с кишечником и электромиостимуляции. Тогда я сказала: «Я тоже хочу этим заниматься!». Я уже была в реабилитации, в процессе получения PT, поэтому мне сказали: «Ты можешь переквалифицироваться и будешь заниматься женским здоровьем».

С самого начала своей работы я уже видела результат. При сфинктеропластике недержание уходит не полностью, а лишь на 50–60%. Благодаря упражнениям показатель можно поднять до 90, а иногда и до 100%. То есть человек полностью лишается каких-то проблем со стороны тазового дна.

— Как обстоят дела с реабилитацией в России?

— Я тазовый терапевт, но, к сожалению, профессии пока официально не существует в России. В России нет базовой фундаментальной реабилитации тазового региона, какой она, по моему мнению, должна быть с точки зрения образования.

У нас это выглядит так: ты можешь иметь любой медицинский бэкграунд, например закончить вуз по специальности «лечебное дело» или «педиатрия», а дальше пойти отучиться два года в лучшем случае на реабилитолога. В худшем, как сделала моя знакомая, — за четыре месяца онлайн-курсов получить корочку реабилитолога. 

Это называется переквалификацией врача. Ты получаешь диплом, что ты теперь врач-реабилитолог. Хотя до этого был маммологом, урологом, кем угодно.

У нас в России глобально нет специалистов, которые занимаются только тазовым дном. 

В Америке все совсем иначе. Сначала ты три с половиной года учишься на PT (Physical Therapist, физический терапевт), потом идешь на DPT (Doctor of Physical Therapy, доктор физической терапии), а это еще от трех до четырех лет учебы. Я закончила PT, и у меня есть лицензия физического терапевта в Америке. Я практикую в шести штатах. Совсем недавно я вступила на путь обучения DPT.

— А что еще может мешать развитию профессии в России?

— Сексуальное образование. Например, когда я писала свою дипломную работу, где-то 16 женщин за весь курс не знали, что у них месячные идут из влагалища, а не из уретры. У нас очень плохой уровень образованности с точки зрения своей анатомии. 

Однажды на приеме у меня была супружеская пара. И во время разговора я спросила у них что-то про мастурбацию, занимаются ли они ею. А женщина у меня просила: «Все как бы понятно, но не понятно, что за слово мастурбация. Это что такое?». Людям 37 и 42 года. И это распространенная история.

— Кажется, у нас будто еще Советский Союз, в котором вообще «не было секса».

— Да, так и есть. Во-первых, это достаточно табуированная тема. Во-вторых, сколько бы ни появлялось разных блогеров с разными мануальными техниками, люди все равно стесняются об этом говорить.

Также это отсутствие понимания со стороны врачей. Некоторые из них видят результаты моей работы и воспринимают меня серьезно. Но есть и те, кто считает меня блогером.

У нас некоторые врачи с недоверием относятся к реабилитации. Не считают это медицинской профессией. И отчасти они в чем-то правы, потому что в нашем медийном поле есть большое количество блогеров, которые занимаются решением проблем тазового дна, не имея никакой специализации.

Еще большая проблема — отсутствие мультидисциплинарного подхода. Например, в Америке с одним пациентом могут работать три специалиста. Если это сложная ситуация, то четыре-пять, добавляется еще психиатр или психолог. Ведь тазовые проблемы — это довольно интимно, это сильно бьет по психике.

У нас не так. Пришел человек с тазовой болью к гинекологу, а врач будет стараться все решить сам, назначить кучу анализов. Так не везде, но это часто встречается. А желательно, чтобы каждый решал те вопросы, в которых он специалист. Командная работа специалистов показывает более эффективный результат.

Следующий момент: многие врачи, когда я говорю о реабилитации, понимают под этим электрофорез или магнитотерапию. В Америке процесс такой: перед тем, как положить человека на дорогостоящую операцию, его всегда сначала отправят к тазовому терапевту. Он уже сделает все, что сможет: либо решит проблему, либо подготовит к операции, а потом восстановит после нее.

У нас много врачей считают, что быстрее все сделать на операции. Соглашусь, ведь я ничего не могу сделать с растянутым связочным аппаратом, например. Но нужно, чтобы врач все поставил на место, а я с мышцами работала. При этом я могу работать с пациентом и до операции. 

Если бы женщины приходили ко мне до и после операции, результаты были бы намного лучше, потому что после операции важно научить человека технике безопасности, контролю внутрибрюшного давления и модификации образа жизни, чтобы не допустить рецидива.

«Одна из моих любимых тем — боль во время секса»

— Какая тема в вашей работе вас особенно заряжает?

— Самая сложная и интересная для меня сейчас часть работы — тазовая боль. Я знаю 19 гайдлайнов решения этой проблемы. Но я пока не знаю ни одного специалиста, который бы точно справился с ней. Обычно ты пробуешь все, что знаешь, чтобы один из методов подошел человеку.

Самое простое, что я могу точно решить для любой женщины или мужчины, — недержание мочи. Стрессовое недержание — около месяца работы, смешанное — тот же срок. Аноргазмия решается электростимуляцией и/или поведенческой терапией, другими техниками.

Интересная история с мужчинами. В России, особенно сейчас, на фоне стресса у них случается спазм тазового дна, а им ставят хронический простатит. На самом деле не у каждого мужчины это истинный простатит. А у нас назначают антибиотики и другую терапию, но, к сожалению, не отправляют к тазовому терапевту. Но чаще это миофасциальный синдром, с которым помогают справиться реабилитологи.

Вообще, мужское здоровье — это очень интересно. Просто в нашей стране мужчины не придут к врачу, пока у них сильно что-то не заболит. В принципе, женщин это тоже касается. 

Любая история с сексуальными дисфункциями, недержанием мочи, запорами, геморроем, разрывами после родов, оргазмами терпится до последнего.

Одна из моих любимых тем — боль во время секса. Часто женщины приходят ко мне на консультацию и рассказывают, что у них во время секса бывает «нормальная боль». А я им всегда честно говорю, что на самом деле боли во время секса быть не должно. Ни в начале, ни в середине, ни в конце. Никогда.

— А как вообще это работает? Например, недержание мочи можно полностью убрать тренировками?

— Если мы говорим про стрессовое недержание мочи, то, как правило, это дисфункция мышц тазового дна или дегенеративные возрастные изменения.

Я могу это решить на 100%. Но только при условии, что человек будет выполнять комплекс моих упражнений три раза в неделю в течение месяца. А также будет следить, чтобы у него не было запоров и газообразования в кишечнике. 

Человек должен быть готов к тому, что это минимум месяц работы и потом знание о корректной работе тазового дна желательно интегрировать в повседневную жизнь. И тогда точно эта проблема не вернется. Но ее можно решить и с помощью операции. Однако тут вопрос: сколько продлится ее эффект, и мы уже говорили о пользе реабилитации в послеоперационный период.

В основном у людей случаются рецидивы из-за того, что они после операции никак не меняют свои повседневные привычки, не знают технику безопасности и не осведомлены об упражнениях, которые помогают закрепить результат хирургического вмешательства.

«Лучше, чтобы было движение»

— Из вашей практики какие самые популярные проблемы, с которыми сталкиваются женщины? 

— Недержание мочи, боль в пояснице, выпученный низ живота, плохие ощущения во время секса, циститы, геморрой. Еще распространены боли, опущение органов малого таза, ощущение инородного тела во влагалище после родов. 

В основном это, конечно, эстетическая часть — висячий живот, хотя пациентка активно занимается фитнесом.

Я смотрела опросники наших врачей. Многие не спрашивают женщин об ощущениях во время секса и работе кишечника. И этого не делают гинекологи. И это очень странно.

Мой опросник состоит из четырех больших групп: тазовые функции, прямая кишка и кишечник, боли, сексуальная жизнь. Это важные критерии, по которым я опрашиваю женщин и могу примерно понимать, что с ними происходит. И мужчин, кстати, тоже.

— А до беременности и во время беременности женщинам можно заниматься тазовой терапией? 

— До беременности заниматься очень полезно. После беременности будет намного проще восстанавливаться. Еще во время беременности центр тяжести сильно сдвигается и начинаются проблемы с поясницей. И если мышцы пресса в хорошем тонусе, хоть они и находятся в максимально растянутом положении, они создают опору пояснице. Это снижает нагрузку на тазовое дно.

У многих женщин появляется недержание мочи во время беременности из-за большого веса плода. Особенности осанки до беременности часто приводят к тому, что у женщин потом «вываливается» живот и от этого они себя плохо чувствуют.

— Могут ли тренировки тазового дна помочь при болезненных менструациях? Мы все понимаем, что это в принципе плохо и менструации не должны быть болезненными, но продолжаем просто пить таблетки.

— Вопрос в том, из-за чего эта боль появилась. Можно подобрать упражнения, которые в определенных положениях будут помогать расслабляться или отвлекаться от этой боли. 

У меня был опыт, когда мы с девушкой научились об стену набивать мяч, стоя на одной ноге. Так она отвлекалась от боли. Но это мы говорим о легкой боли. 

Если девушка лежит согнувшись от боли, то обезболивающие нужны. Но при этом мы еще делаем упражнения на дыхание, релаксацию, массаж. Лучше в таком случае обратиться на индивидуальную консультацию к тазовому терапевту.

«Не все женщины мира должны ходить к тазовому терапевту»

— Что касается самостоятельных тренировок. В них есть смысл? Они могут навредить? 

— Когда есть какая-то проблема, обязательно нужно обращаться к специалисту. Я считаю, что не все женщины мира должны ходить к тазовому терапевту. Если вы здоровая женщина и вас ничего не беспокоит, можно пробовать разные курсы и заниматься самостоятельно. В любом случае упражнения положительно влияют на организм.

Но если есть какие-то проблемы, а человек занимается самостоятельно и неправильно, это можно усугубить ситуацию. Можно ведь купить вагинальные шарики, носить их и получить тазовую боль на фоне спазма тазового дна. Я за то, что лучше сходить к специалисту хотя бы раз, чтобы не усугубить ситуацию некорректной техникой выполнения упражнений.

— Складывается ощущение, что в больницах и поликлиниках возле кабинетов гинекологов должен быть кабинет терапевта тазового дна. Вы считаете, что это должно быть везде?

— Я работаю с гинекологами, урологами и проктологами, и они все считают, что так и должно быть. Я как специалист — неотъемлемая часть их терапии.

По-хорошему в роддомах должны быть акушеры-гинекологи, которые принимают роды, и терапевты тазового дна, которые помогают восстановиться после них. Это идеальное взаимодействие.

Как вы оцениваете статью?

Непонятно

Комментарии (0)