Биологическое оружие реально угрожает человечеству?

13 апреля 2022
949 просмотров

Биологическое оружие — это бактерии, вирусы, грибки и другие токсины, которыми можно заразить и убить людей, животных и растения. Это оружие массового поражения, зону его воздействия трудно контролировать, его использование запрещено во всем мире1. Но почему о нем так часто говорят?

1. В 1972 году была подписана международная Конвенция о запрете разработки, производства и накопления запасов биологического оружия. Она дополнила Женевский протокол 1925 года, который запрещал только применение биологического оружия. Сейчас принципы Конвенции разделяют 183 государства.

Химическое оружие отличается от биологического тем, что в качестве «убийцы» в нем используют искусственные или природные вещества, а не микроорганизмы. Биооружие можно применить несколькими способами: распылить аэрозоль, бросить гранату или бомбу, добавить в еду или воду. В качестве биооружия можно использовать бактерии сибирской язвы, чумы, сапа, мелиоидоза, вирус оспы. Большинство из них передается от животных людям. Тем не менее шансы каждого из нас в повседневной жизни умереть от ковида или гриппа куда выше, чем от сибирской язвы либо чумы.

Биооружие — не больше чем пропагандистская страшилка

Когда речь заходит о биологической войне, историки приводят в пример осаду Феодосии (в прошлом Каффы) татарами в 1300-х годах как самый яркий эпизод в истории с применением биооружия. Во время осады многие татары гибли от чумы и их зараженные тела бросали за городские стены. Некоторые историки считают, что именно из Феодосии эпидемия чумы перекинулась на Европу и стала причиной черной смерти — второй в истории пандемии чумы. Но, скорее всего, чума распространялась поэтапно и осада Каффы не сыграла в этом роли.

Эпидемиолог, профессор, доктор медицинских наук, заместитель генерального директора по науке Международного института вакцин при ООН Михаил Фаворов говорит, что это все легенды и страшилки:

— Даже забрасывая зараженные трупы в город, вы не можете рассчитывать, что там будет чума, потому что нужны источники передачи инфекции — крысы и блохи. Конечно, когда город осажден и там нет еды и питья, то в нем и крысы размножаются, поэтому появление чумных трупов несет больший риск появления эпидемии. Но при этом чума моментально перебрасывается не только на жертв осады, но и на самих осаждающих. Очень часто в средних веках осадные войны заканчивались снятием осады именно потому, что самих нападающих заедала чума.

Использовать животных в качестве способа доставки биооружия не слишком эффективно. Заражения сибирской язвой от животных случаются редко, и для этого нужно очень тесно контактировать с животным, например снимать с него шкуру, а птицы и вовсе ею не болеют. Чтобы заразиться сапом — нужно съесть зараженное мясо, чумой — проще (ее переносят блохи), но ее эффективно можно вылечить антибиотиками. Массовое заражение скота логичнее использовать, чтобы лишить страну продовольствия, но не чтобы уничтожить ее жителей. Кроме того, поголовная гибель животных — маркер того, что кто-то травит скот или диких особей, а значит, государственные службы отреагируют на это. Наконец, нельзя предсказать, куда полетят птицы, если даже теоретически их кто-то опылит спорами сибирской язвы, так как они могут разлететься в разные стороны, погибнуть, заразить других животных, которые разбегутся еще куда-то.

Во время Второй мировой войны эксперименты с биологическим оружием проводили японские военные, в частности «Отряд 731». Есть свидетельства, что японские солдаты сбрасывали на китайские города бомбы с блохами, зараженными бубонной чумой, а также травили колодцы в китайских деревнях для изучения вспышек холеры и тифа. Эти исследования после войны попали к американским ученым, у которых была собственная программа по созданию биооружия. Но они не использовали японские наработки, поскольку не увидели в них пользы. А в 1972 году Америка полностью отказалась от разработок биооружия.

Молекулярный биолог и научный журналист Ирина Якутенко рассказывает, что биологические лаборатории на постсоветском пространстве уже давно работают как лаборатории мониторинга, то есть их сотрудники наблюдают, какие инфекции циркулируют в регионе и нет ли среди них патогенных. Это крайне важно делать, особенно с учетом того, что антибиотикорезистентность занимает третье место среди причин всех смертей в мире.

— Переоборудовать лаборатории странам бывшего СССР помогают развитые государства, поскольку ни одна страна в мире не заинтересована в том, чтобы где-то сохранялись лаборатории, которые занимаются разработкой оружия, и в интересах всех избавиться от них. Чем меньше их будет и чем безопаснее они будут, тем меньше вероятность утечек и риск того, что кто-то решит воспользоваться их содержимым. Иначе потом проблемы будут у всего мира.

Разработка биооружия — абсолютно тупиковая история, которой увлекались во времена Холодной войны, но к ее концу стала понятна бесперспективность таких наработок, и все, что осталось от них, — это противоядие на крайний случай. Всерьез разработкой биооружия никто давным-давно не занимается, потому что оно не селективно и не остановимо в случае, если попадет куда-то (в отличие от бомбы, которую можно скинуть в конкретное место). То есть биооружие расползется по огромной территории, если не по всему миру. Плюс ко всему оно мутирует.

У эпидемиолога Михаила Фаворова такое же скептическое отношение к разработкам бактериологического оружия:

— Безусловно, любое государство в своих биологических лабораториях ведет обязательное наблюдение за особо опасными инфекциями, тестирует больных и потенциальных носителей, чтобы контролировать распространение этих заболеваний. Например, специалисты мониторят, чтобы суслики не распространяли чуму, а свиньи — африканскую чуму свиней.

Но оружие — это то, у чего должно быть средство доставки. Мне кажется, что средствами доставки биологические лаборатории разных стран уже давно не занимаются. То есть они располагают оборудованием для анализа патогенов, но у них нет оборудования для того, чтобы модифицировать бактерии и сделать оружие на их основе. Все потому, что эффективность этого оружия в военных целях близка к нулю — оно эффективно только в качестве правительственной пугалки.

Конечно, это не отменяет того, что отдельные люди или террористические организации могут заниматься его созданием или что может случиться случайный выброс патогенов из лабораторий, как это произошло в 1979 году в Свердловске. В результате случайного выброса сибирской язвы с оружейного предприятия погибло не менее 66 человек. Советское правительство утверждало, что эти смерти произошли из-за инфицированного мяса и сохраняло эту позицию до 1992 года, когда президент Борис Ельцин наконец признал факт аварии.

Сибирская язва — самая вероятная угроза

Несмотря на теории заговора о секретных разработках биолабораторий, успешная атака с применением биооружия все же произошла 20 лет назад. В 2001 году в США биотеррористы разослали по почте в некоторые СМИ и двум сенаторам Демократической партии письма с порошкообразными спорами сибирской язвы. 22 человека, в том числе 12 почтальонов, заболели, и пятеро из этих 22 человек умерли.

Сибирской язвой можно заразить тихо и незаметно, добавив микроскопические споры в порошки, аэрозоли, пищу и воду. Из-за того, что они такие маленькие, их невозможно увидеть, понюхать или попробовать на вкус. Эксперты считают, что наиболее вероятным патогеном в качестве биооружия могут быть именно бактерии сибирской язвы. Самый эффективный способ массового заражения — распылить аэрозоль.

Можно ли уберечь себя от биотеррористических угроз

Если вдруг когда-нибудь произойдет массовая атака с применением сибирской язвы, частично справиться с последствиями помогут антибиотики. Увы, многие редкие и опасные инфекции устойчивы к ним. То же касается заражения сапом и мелиоидозом: если вовремя принять нужный препарат, четверых-пятерых из десяти заболевших удастся спасти. В случае атаки оспой массовая вакцинация сможет остановить вспышку. Одобренные вакцины есть и против сибирской язвы, Ку-лихорадки и желтой лихорадки.

Поскольку у биооружия нет точной цели (то есть оно действует на все живое), бояться, что оружие действует на конкретную нацию, не стоит. Это невозможно с точки зрения эволюции.

Михаил Фаворов:

— Биооружие, нацеленное против определенного этноса, — это глупость. Бактерии не работают по паспорту. С одной стороны, мы знаем, что, например, среди евреев восприимчивость к ВИЧ-инфекции меньше, то есть они тоже болеют, но доза для заражения должна быть больше. С другой стороны, мы можем только описать действие вируса на человека, но сконструировать искусственно его поведение невозможно.

Всерьез опасаться биологического оружия не нужно — это оружие массового поражения, которое вряд ли когда-нибудь намеренно будет использовано против людей. Развитые страны во всем мире отказались от его разработок и применения. Вероятность погибнуть от него стремится к нулю.

Комментарии (0)