Что почитать: «Ящик Пандоры» Пола Оффита

6 апреля

Издательство «Манн, Иванов и Фербер» в прошлом году выпустило книгу Пола Оффита «Ящик Пандоры. Семь историй о том, как наука может приносить нам вред». Эта книга рассказывает, что происходит, когда наука идет по ложному следу, ученые заблуждаются, а общество доверяет мнениям, а не фактам. Внутри семь захватывающих историй: о том, как опиоиды из обезболивающих превратились в основную причину смерти в США; как попытка создать вкусную и недорогую еду привела к эпидемии сердечных заболеваний; как исследование отделов мозга повлекло за собой более двадцати тысяч случаев лоботомии, и другие.

Книгу написал Пол Оффит — педиатр, доктор медицины, профессор, автор более 160 научных статей, один из разработчиков вакцины от ротавируса. О прививках у него есть другая книга: «Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем», где он последовательно и внимательно разбирается с каждым аргументом против вакцинации.

Купрум публикует фрагмент из «Ящика Пандоры» о витаминах и о том, что бывает, когда ученый перестает сомневаться в своих знаниях.

ГЛАВА 7. НОБЕЛЕВСКАЯ ЛИХОРАДКА

Погибели предшествует гордость, и падению — надменность. Книга притчей Соломоновых, 16:18

За свои многомиллиардные заработки все производители витаминов сегодня должны быть благодарны одному ученому и нобелевскому лауреату, который, выйдя за пределы своих научных интересов, заставил нас поверить, что прием большого количества витаминных добавок поможет улучшить здоровье, жить дольше и лучше. Хотя на самом деле они только увеличивают риск возникновения рака и сердечных заболеваний.

Лайнус Полинг был гением. В 1931 году он опубликовал статью в Journal of the American Chemical Society под названием «Природа химической связи». На тот момент химики уже описали два разных типа связей: ионная (образованная за счет электростатического притяжения разноименно заряженных ионов) и ковалентная (возникающая за счет образования общей пары электронов). Полинг утверждал, что связи необязательно должны быть того или другого вида, существует и промежуточный вариант. Это была новая и весьма скандальная теория и первая попытка объединить квантовую физику с химией. Описание химических связей Полинга было настолько новым и передовым для того времени, что редактор журнала с трудом нашел эксперта, обладающего достаточными знаниями для написания рецензии. «Слишком сложно для меня», — сказал Альберт Эйнштейн.

За эту работу Лайнус Полинг, как самый выдающийся химик в США, получил премию Ленгмюра и был выбран в Национальную академию наук, то есть удостоен, пожалуй, наивысшей награды со стороны своих коллег. Он стал штатным профессором в Калифорнийском техническом университете — самом престижном научно-техническом университете мира. Полингу исполнилось тогда 30 лет, и это было только начало.

В 1949 году Лайнус опубликовал работу в журнале Science под названием «Серповидноклеточная анемия: молекулярная болезнь». В то время ученые уже знали, что люди с этим заболеванием страдали от мучительной боли, когда эритроциты из плотных округлых дисков превращались в тонкие узкие серпы. Но причина этого была неизвестна. Полинг показал, что гемоглобин — молекула, содержащаяся в эритроцитах и способная разносить по организму кислород из легких, — у пациентов с серповидноклеточной болезнью имеет несколько иной электрический заряд. Это был первый случай, когда ученый описал молекулярную основу болезни, положив таким образом начало молекулярной биологии.

В 1951 году Полинг опубликовал статью в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences под названием «Структура белка». В этот раз он снова прыгнул выше головы, под стать Эйнштейн у, и показал, что молекулы белка укладываются друг на друга в повторяющиеся узоры. На момент публикации ученые знали, что белки состоят из ряда связанных аминокислот, но не представляли трехмерного изображения белка. А Полингу это удалось. Одна из белковых структур, описанных им, называется альфа-спиралью (α-спираль), и это открытие позволило Джеймсу Уотсону и Фрэнсису Крику разгадать структуру ДНК: то был прообраз Вселенной.

В 1954 году Лайнус Полинг получил Нобелевскую премию по химии за изучение химической связи и структуры белка.

Полинг вел активную жизнь не только в лаборатории: в 1950–60-е годы он был одним из ведущих борцов за мир. Участвовал в движении против атомной бомбы и убеждал правительство признать, что ядерная радиация разрушает структуру человеческой ДНК. Благодаря его усилиям было подписано первое соглашение на запрет испытаний ядерного оружия. После этого ученый получил вторую Нобелевскую премию — мира. Лайнус стал первым (и пока единственным) человеком в истории, получившим две Нобелевские премии за личные достижения. В 1961 году его портрет как величайшего ученого появился на обложке журнала Time.

Затем, в середине 60-х годов XX века, Лайнус Полинг рухнул с научного олимпа.

Те, кто лично знал Полинга, не удивились, когда в его научной работе впервые обнаружилась неточность.

В 1953 году ученый опубликовал статью в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences под названием «Предполагаемая структура нуклеиновой кислоты». Лайнус утверждал, что ДНК представляет собой тройную спираль. (Через год Уотсон и Крик высказали предположение о двойной спирали — это та модель, которую мы знаем сейчас.) Это была единственная и самая большая ошибка в его работе. Но коллеги никогда не позволили ему забыть о ней. Полинг несколько десятилетий работал над структурой белка, а про строение ДНК сделал выводы за несколько месяцев. Позже его жена, Ава Хелен, отметила: «Если это была такая важная проблема, почему ты не работал над ней усерднее?» Джеймс Уотсон был менее снисходителен и вспоминал, как удивлялся, «что гигант мысли забыл школьную программу по химии». «Если бы подобную ошибку сделал студент, — сказал Уотсон, — его выгнали бы с факультета химии Калифорнийского технического университета». (Полинг был там профессором.)

Однако моментом, когда Лайнус окончательно и бесповоротно скатился в пропасть, можно считать мартовский день 1966 года. Ему было 65 лет, и он поехал в Нью-Йорк на вручение медали Карла Нейберга за научные достижения. В своей речи ученый сказал, что хотел бы только одного: прожить еще 25 лет и увидеть результаты определенных научных исследований. Позже Полинг написал: «Вернувшись в Калифорнию, я получил письмо от биохимика Ирвина Стоуна, слышавшего мою речь. Он писал, что, если соблюдать его рекомендации и принимать 3000 мг витамина С, я проживу и 25 лет, и больше».

Полинг последовал совету Стоуна и стал принимать сначала 10, потом 20, а затем и 300 рекомендованных суточных доз витамина С, пока не дошел до 18 000 мг в день*. Это работало: ученый отметил, что чувствует себя энергичнее, здоровее и в целом лучше, чем раньше. При этом он перестал постоянно простужаться, от чего раньше страдал и терял много сил. Теперь Лайнус был уверен, что открыл источник молодости, и, имея за плечами две Нобелевские премии, стал главным в стране адептом приема мегавитаминов. Взяв за основу свой довольно ограниченный личный опыт, он стал рекомендовать мегавитамины и различные пищевые добавки при психических заболеваниях, гепатите, полиомиелите, туберкулезе, менингите, бородавках, инсультах, язве, брюшном тифе, дизентерии, проказе, переломах, горной болезни, лучевой, змеиных укусах, стрессе, гидрофобии — по сути, при любом заболевании, известном человечеству. Полинг настолько свято был уверен в своей правоте, что игнорировал одно за другим исследования, показывающие, что он неправ. Причем явно и совершенно неправ.

Встречу Лайнуса Полинга с Ирвином Стоуном можно считать переломным моментом в истории повального увлечения в США витаминами и пищевыми добавками. К тому же она демонстрирует, насколько сильно отличались друг от друга эти два человека. У Полинга было классическое образование, он хорошо знал основы химии и физики. Стоун, которого Полинг великодушно назвал «биохимиком», два года изучал химию в колледже, затем получил почетную ученую степень в Колледже хиропрактики Лос-Анджелеса и фальшивую кандидатскую степень в Университете Донсбаха — неаккредитованном калифорнийском заочном учебном заведении. Полинг смог раскрыть несколько самых тщательно хранимых секретов природы — благодаря своей преданности формальным доказательствам, тем самым, что приводят к публикациям в крупных научных журналах и за которые получают Нобелевские премии. Стоун никогда не получал настоящего подтвержденного научного образования, никогда не публиковался в медицинских или научных журналах и учился в Лос-Анджелесе на курсе, где считали, что причина всех человеческих болезней кроется в искривленном позвоночнике. И Полинг безапелляционно принял советы Стоуна.

В 1970 году Лайнус Полинг опубликовал первую книгу под названием «Витамин С и простуда», где призывал американцев принимать по 3000 мг витамина С ежедневно, то есть дозу, грубо говоря в 50 раз превышающую допустимую суточную норму. Книга стала национальным бестселлером. Через несколько лет более 50 миллионов американцев — то есть один человек из четырех, живущих в США, — следовали совету Полинга. Но не было ни одного научного исследования, которое подтверждало бы его правоту.

В 1942 году, то есть примерно за 30 лет до того, как Полинг выпустил книгу о витамине С, группа исследователей из Миннесотского университета опубликовала в Journal of the American Medical Association результаты исследования, где принимали участие 980 человек с простудой, и ни у одного из них симптомы от приема витамина С не уменьшились.

После выхода книги Полинга, и главным образом в ответ на ее популярность, ученые из университетов Мэриленда и Торонто, а также из Нидерландов провели несколько экспериментов с участием волонтеров, которым для профилактики или лечения простуды давали 2000, 3000 или 3500 мг витамина С в сутки. И снова выяснили, что большие дозы витамина С совершенно бесполезны.

Учитывая эти и другие исследования, ни одна профессиональная медицинская, научная или общественная организация здравоохранения не рекомендовала витамин С для профилактики или лечения простудных заболеваний. К сожалению, обратного пути не было. Если ящик Пандоры открылся, то сложить все назад не удастся. Как только американцев убедили, что витамин С творит чудеса, заставлять их поверить, что это не так, уже было поздно.

К тому же Лайнус Полинг «удвоил ставку», заявив, что витамин С излечивает рак.

В 1971 году Полинг написал, что мегадозы витамина С (то есть во много раз превосходящие суточную норму) помогут на 10% снизить количество случаев заболевания раком в США. Через шесть лет он изменил эту цифру до 75%. Полинг был уверен, что, если следовать его совету, мы можем стать практически бессмертными и жить дольше, чем когда-либо. Он предсказывал увеличение средней продолжительности жизни до 100 лет, а потом и до 150. Как и «Витамин С и простуда», две следующие книги Полинга — «Рак и витамин С» и How to Live Longer and Feel Better («Как жить дольше и чувствовать себя лучше») — тоже в один момент стали бестселлерами. Лайнус Полинг был настолько убедителен и его так продвигали СМИ, что многие больные раком последовали его советам. Потрясенным врачам ничего не оставалось, как наблюдать, прав ли ученый.

В 1979 году Шарль Мортель с коллегами из известной клиники Мэйо в Рочестере исследовали 150 больных раком. Половине давали 10 000 мг витамина С в день (то есть, грубо, в 150 раз превышали суточную норму), а половине не давали. Результаты были опубликованы в New England Journal of Medicine под заголовком «Ошибочное применение высоких дозировок витамина С при лечении пациентов с раком на поздней стадии: клиническое испытание». Все было сказано уже в заголовке: витамин С не работает. Полинг пришел в ярость, считая, что, разумеется, Мортель провел изучение некорректно, и, конечно же, нашел основную ошибку эксперимента: Шарль давал витамин С пациентам уже после химиотерапии, нивелирующей удивительные целебные свойства витамина. Это стало причиной убежденности Лайнуса в том, что витамин С работает только для пациентов, которые не получали никакой химиотерапии.

Мортель не видел никакого смысла в повторном исследовании, но его довели до того, что он все-таки провел еще один эксперимент с участием раковых больных, не получавших ранее химиотерапию. В 1985 году он опубликовал второе исследование (снова в New England Journal of Medicine), которое снова не показало никакой разницы. Это уже по-настоящему разозлило Полинга, настолько, что он был готов подать на Мортеля судебный иск, обвиняя его в «преднамеренном мошенничестве и искажении фактов». Но адвокаты отговорили Лайнуса от этого шага.

Полинг настолько долго был «прав», что никак не мог поверить в собственную ошибку, даже в тот момент, когда был действительно совсем неправ. Если верить тому, что говорят о Лайнусе биографы и коллеги, то его промахи вполне предсказуемы с учетом особенностей его характера. «Лайнус Полинг был классическим примером человека, любящего человечество, но совсем не заботящегося о людях, — писали его биографы Тед и Бен Герцели. — У него не было особо близких друзей. В политике он отстаивал свою точку зрения, проявляя нетерпимость к другим мнениям». Макс Перуц, коллега Полинга и лауреат Нобелевской премии по химии, был согласен с Герцелями: он очень хвалил ученого за его достижения, но указывал, что была и негативная сторона: «Очень жаль, что в последние 25 лет своей жизни Лайнус так увлекся идеей витамина С; это испортило его репутацию великого химика. Вероятно, здесь сыграла роль его наибольшая слабость — тщеславие. Когда кто-то спорил с Эйнштейном, Полинг обдумывал проблему и, если обнаруживал, что тот попадал впросак, был в восторге, потому что чувствовал: избежал просчета. Но он никогда бы не признал, что мог ошибиться сам. Когда, прочитав статью Полинга и [Роберта] Кори об альфа-спирали, я обнаружил [проблему с вычислениями], решил, что он будет доволен. Но нет, он яростно напал на меня, потому что не мог смириться с мыслью, что кто-то другой придумал способ проверки альфа-спирали, до которого он не додумался».

Из всех историй отношений с людьми, которых Полинг терпеть не мог за то, что те осмелились ему противостоять, усомнившись в его правоте, пожалуй, самой печальной и показательной была история Артура Робинсона. В 1973 году в калифорнийском городе Менло-Парк Лайнус основал Институт ортомолекулярной медицины, который позже стал Научным медицинским институтом Лайнуса Полинга. Больше всего его поддерживала фармацевтическая компания Hoffmann-La Roche — один из самых крупных мировых производителей витаминов и пищевых добавок. Полинг решил, что, раз у других ученых не получилось продемонстрировать чудодейственную силу мега витаминов, он сделает это сам.

Основав институт, он привел туда Артура Робинсона. Полинг был ректором, директором и председателем правления. Робинсон — химик и один из самых заметных студентов, окончивших Калифорнийский университет в Сан-Диего, — стал проректором, заместителем директора и финансовым управляющим. Задачей Робинсона было предоставить экспериментальные доказательства теории Полинга относительно витамина С. Но все получилось совсем не так.

В 1977 году Артур Робинсон изучал особую породу мышей, страдающих раком кожи. Некоторым из них он давал витамин С в дозах, эквивалентных 10 000 мг в день для человека; другим не давал никаких. Результаты были умопомрачительные: Робинсон обнаружил, что высокие дозировки витамина С увеличивают риск заболевания раком.

Робинсон знал, что и Полинг, и его жена принимают большие дозы витамина С. Он очень переживал по этому поводу и рассказал Лайнусу о своих результатах. «Тогда [в 1970 году], — вспоминает Робинсон, — он назначил себе и жене по 10 000 мг витамина С в день, и следующие десять лет они соблюдали эту дозировку. Я обратил его внимание, что его жена на протяжении десяти лет наполняла желудок огромным количеством мутагенного (канцерогенного) вещества». (Позже Ава Полинг заболела раком желудка.)

Полинг отказался в это поверить, угрожал убить мышей и требовал, чтобы Робинсон уволился. «Он утверждал, что его известное имя полностью дает ему право контролировать все идеи и исследования, проводимые в институте, — вспоминал Робинсон. — Лайнус сообщил, что с позором уволит меня со всех занимаемых должностей, включая профессора-исследователя, а также сделает все, чтобы разрушить мою профессиональную карьеру, если я не соглашусь с его требованиями».

Следуя приказу Полинга, попечительский совет удержал зарплату Робинсона, отстранил от дел института и запер его документы. Робинсон не стал сидеть сложа руки и подал на Полинга и институт иск на 25 миллионов долларов. Дело затянулось на пять лет, обошлось институту в один миллион долларов судебных издержек, и в конечном счете Робинсон отсудил 500 000 долларов.

Исследования не ограничивались опытами Артура Робинсон а с мышами. Очень скоро другие ученые обнаружили, что мегадозы витаминов повышают риск заболевания раком и у людей.

В 1994 году Национальный институт онкологии совместно с Национальным институтом общественного здравоохранения Финляндии провел исследование, в котором участвовали 29 000 мужчин из Финляндии; все они были курильщиками и находились под угрозой заболевания раком легких. Мужчинам давали либо большие дозы витамина Е, бета- каротина (предшественника витамина А*), либо и то и другое, или не давали ничего. Количество умерших от рака среди тех, кто принимал мегадозы витаминов, было больше, что расходилось с ожиданиями исследователей, предполагавших обратное.

В 1996 году ученые из Центра исследования раковых заболеваний имени Фреда Хатчинсона в Сиэтле изучили 18 000 человек, подверженных большему риску рака легких, поскольку испытывали воздействие асбеста, равно как и те, кто курил сигареты. Участникам давали либо большие дозы витамина А, бета-каротина, либо и то и другое или не давали ничего. Эксперимент закончился внезапно, когда служба контроля безопасности поняла, что у тех, кто принимал мегавитамины, был значительно более высокий уровень рака легких (на 28% больше, чем у тех, кто не получал витаминов), а также болезни сердца (на 17% выше).

В 2004 году исследователи из Копенгагенского университета изучили результаты 14 рандомизированных экспериментов с участием 170 000 человек, которым давали большие дозы витаминов A, C, E и бета- каротина, чтобы посмотреть, будет ли среди них меньше заболеваний раком желудка и кишечника. Как и в случае с раком легких, у тех, кто принимал витамины, рак кишечника находили чаще, чем у тех, кто не принимал никаких добавок.

В 2005 году ученые из школы медицины Джона Хопкинса рассмотрели 19 исследований, в которых участвовали более 136 000 человек, принимающих мегавитамины, и обнаружили, что среди них было больше тех, кто умирал в более молодом возрасте. В тот же год исследование, опубликованное в Journal of the American Medical Association, показало, что у 9000 человек, получавших для профилактики рака большие дозы витамина E, чаще развивались рак и сердечно-сосудистые заболевания.

В 2008 году провели обзор всех существующих исследований на основе данных, охватывающих более 230 000 человек, принимавших мегавитамины, и пришли к выводу, что это повышало риск онкозаболеваний и болезней сердца.

В 2011 году исследователи из Кливлендской клиники опубликовали исследование данных 36 000 мужчин, которые принимали либо витамин Е, либо селен (минерал)*, либо и то и другое или не принимали ничего. Среди тех, кто принимал мегадозы витамина Е, было на 175 больше заболевших раком предстательной железы.

Лайнус Полинг был неправ относительно мегавитаминов, потому что допустил две принципиальные ошибки.

Во-первых, он решил, что нельзя переборщить с тем, что приносит пользу.

Витамины нам жизненно необходимы. Если человек не получает их в достаточном количестве, то испытываемая им нехватка может проявляться по-разному, например в виде цинги (дефицит витамина С) или рахита (дефицит витамина D). Витамины столь необходимы по одной причине: они помогают переработать пищу в энергию. Но тут есть загвоздка.

Чтобы получить энергию из пищи, в организме должен произойти процесс окисления. Один из результатов окисления — выработка так называемых свободных радикалов, которые сами по себе деструктивны. В поисках электронов они разрушают клеточную мембрану, ДНК и артерии, включая те, что снабжают кровью сердце. Вследствие этого свободные радикалы становятся причиной раковых заболеваний, старения и болезней сердца. Более того, именно они, вероятно, виноваты в том, что мы не бессмертны.

Чтобы нивелировать последствия действия свободных радикалов, организм вырабатывает антиоксиданты. Такие витамины, как A, C, E и бета-каротин, а также некоторые минеральные соли (например, селена) и вещества вроде омега-3 жирных кислот, обладают антиоксидантной активностью. Именно поэтому люди, чей рацион богат овощами, фруктами, которые, в свою очередь, содержат много антиоксидантов, реже болеют раком, сердечно-сосудистыми заболеваниями и живут дольше. До этого места логика Полинга вполне понятна: если антиоксиданты, содержащиеся в продуктах, снижают риск рака и болезни сердца, значит, употребление большого количества синтетических антиоксидантов должно давать тот же эффект. Но Лайнус упустил из виду одну важную вещь: процесс окисления тоже необходим, чтобы убить новые раковые клетки и прочистить закупоренные артерии. У людей, последовавших совету Полинга и начавших принимать большие дозы витаминов и пищевых добавок, равновесие между окислением и антиоксидацией сильно сместилось в сторону последней, непреднамеренно повысив таким образом риск заболевания раком и болезнями сердца. Как выяснилось, если хорошего очень много, это тоже может быть плохо. (Тут мы не говорим, конечно, о Мэй Уэст*. «Слишком много хорошего — это просто великолепно», — сказала Уэст, имея в виду секс, а не витамины.)

Во-вторых, Полинг сделал еще одну ошибку, считая, что витамины и элементы, содержащиеся в пище, аналогичны очищенным и синтезированным в лабораторных условиях. Это не так. Витамины — фитохимические вещества, и это означает, что они содержатся в растениях (по-гречески phyton переводится как «растение»). Тринадцать витаминов из продуктов (A, B1, B2, B3, B5, B6, B7, B9, B12, C, D, E и K) находятся в окружении тысяч других фитохимических веществ, имеющих длинные и сложные названия, например: флавоноиды, флавонолы, флавононы, изофлавоны, антоцианины, антоцианидины, проантоцианиды, танины, изотиоцианаты, каротиноиды, аллилсульфиды, полифенолы и фенольные кислоты.

Разница между витаминами и этими элементами в том, что последствия дефицита (такие как цинга) определены только для витаминов. Но будьте внимательны: другие фитохимические вещества тоже важны. И рекомендация Полинга принимать огромные дозы витаминов отдельно от естественной фитохимической среды шла вразрез с природой. Например, как описано в книге Кэтрин Прайс «Витамания», половина яблока обладает такой же антиоксидантной активностью, как и 1500 мг витамина С, хотя содержит только 5,7 мг его самого, потому что фитохимические вещества по соседству с ним в яблоке увеличивают его силу. Растение желтокорень канадский содержит мощный антибактериальный элемент под названием берберин. В природном виде он не токсичен. Но если взять очищенный берберин, без содержащихся в желтокорне фитохимических веществ, и съесть количество, равное тому, что можно получить из растения, этот элемент окажется ядовитым. Фитохимические вещества желтокорня защищают организм от вредного действия берберина. В качестве еще одного примера можно привести мощный антиоксидант ликопин, содержащийся в помидорах и попадающий во все — от кетчупа до соуса «Маринара». Исследования крыс с раком предстательной железы показали, что томатный порошок (который содержит все те фитохимические вещества, что есть в помидорах) уменьшает размер опухоли гораздо сильнее, чем большое количество очищенного ликопина. Если коротко, отношение Лайнуса Полинга к витаминам как к чему-то натуральному было не более чем заблуждением.

Благодаря пропаганде Полинга родилась не имеющая прочного научного фундамента индустрия витаминов и пищевых добавок. Доказательства этому можно найти, зайдя в любой магазин спортивного питания — сказочную страну ложных надежд. На полках выставлены длинные ряды упаковок с мегавитаминами и БАДами, которые обещают здоровое сердце, уменьшение воспаления простаты, снижение уровня холестерина, улучшение памяти, мгновенную потерю веса, ослабление стресса, густые волосы и хорошую кожу. Все в одном флаконе. Никто не обращает внимания на то, что производство витаминов и добавок никак не регулируется государством. Это значит, что компании не обязаны придерживаться каких-то требований относительно безопасности или эффективности. Хуже того, ингредиенты, перечисленные на этикетке, могут не соответствовать тому, что находится в упаковке. И мы, похоже, совершенно готовы игнорировать тот факт, что каждую неделю по крайней мере одну из этих добавок убирают с полок после получения доказательств причиняемого ею вреда. Как и в случае с массовым бедствием по причине L-триптофана — продававшейся без рецепта аминокислоты, от которой заболели 5000 человек и 28 из них умерли. Или катастрофа, возникшая из-за приема препарата для потери веса OxyElite Pro, из-за которого у 50 человек развилась тяжелая болезнь печени; один из них умер, а еще троим пришлось для спасения жизни трансплантировать этот орган. Или же скандальная история, связанная с витаминным препаратом Purity First производства компании из Коннектикута, в составе которого были обнаружены два мощных анаболических стероида, вызвавшие симптомы маскулинизации у десятка женщин на северо-востоке.

Отношение к наследию Лайнуса Полинга довольно неоднозначно. Он был первым, кто объединил квантовую физику с химией, связал области молекулярной и эволюционной биологии и противостоял маккартизму и распространению ядерного оружия. Но в итоге Полинг ничем не отличался от ярмарочных торговцев позапрошлого века, продающих чудодейственные снадобья, став отцом-основателем индустрии витаминов и пищевых добавок с оборотом 32 миллиарда долларов в год. Как писал историк Альгис Валиунас, «Лайнус Полинг заплатил за свой удивительный талант неспособностью понять, где он совершенно справедливо перестал действовать. Невозможно даже представить, как бы мы ценили его достижения, если бы он вовремя вышел из игры».

Как мог человек, столь преданный точной, скрупулезной работе и трудолюбию, необходимым для достижения всего того, чего он добился, одновременно не желать критически смотреть на исследования, одно за другим показывавшие, что он не прав? В том числе и на эксперименты, проведенные в его же институте. К сожалению, Полинг не единственный. Другие блестящие ученые, удостоенные наград и добившиеся международного признания, тоже проявили гордыню, что привело к катастрофическим результатам.

Купить бумажную и электронную версии книги на сайте «МИФ».

Комментарии (0)