Каково это — жить с порнозависимостью?

Юлия Лебедева
16 июля

В 2015 году люди открывали «Порнхаб» 21 миллиард раз, в 2019-м — в два раза больше. 2019 год стал рекордным и в плане производства видео — на сайт было загружено почти 7 миллионов роликов. При таком количестве контента только на одном сайте (а ему подобных — тысячи) растет и количество людей, у которых развивается порнозависимость.

Порнозависимость не считается болезнью, а многие врачи отрицают ее существование. Люди вынуждены искать решение проблем в интернете. Существуют целые треды, где люди с порнозависимостью делятся своим опытом и советами, как ее побороть. О том, каково это — жить с порнозависимостью, мы поговорили с Николаем Чумаковым, журналистом и автором канала «Тот парень с порнозависимостью».

Николай Чумаков, автор канала «Тот парень с порнозависимостью».

О зависимости

Что такое порнозависимость, какие у нее симптомы?

Как с любой зависимостью, есть маркеры, по которым можно понять, что что-то идет не так. В первую очередь человек с порнозависимостью испытывает чувство потери контроля — приоритеты настолько смещаются, что мозг считает просмотр порно задачей, важной для выживания. Развивается социофобия, депрессия, падает самооценка. Сложно поддерживать длительные отношения, и снижается влечение к реальному партнеру. Из физических симптомов — ненадежная эрекция и невозможность испытать оргазм во время секса или непривычная преждевременная эякуляция.

При зависимости безобидная привычка выходит из-под контроля и диктует, как жить и что делать. Если ты читаешь порнорассказы на совещании в банке, где ты работаешь, или вместо свидания проходишь порноигру — это похоже на зависимость. В самих этих действиях нет ничего плохого, но если они контролируют и мешают тебе жить, это повод задуматься.

Дмитрий Исаев, врач психиатр-психотерапевт, сексолог:

Понятие «порнозависимость» не столько медицинское, сколько социальное. То, что вызывает дискомфорт или неприятие у общества, маркируется как отклонение. Смотреть порно хорошо? Нет, но некоторые это иногда делают. Но если они это делают регулярно или «слишком часто», то это уже зависимость. Примерно такова логика рассуждений обывателей (или тех, кто не придерживается четких научных критериев).

Примерно такой же была логика по поводу мастурбации несколько десятилетий назад. Фактически и в том, и в другом случае гиперсексуальность, высокий уровень сексуальной активности и потребность в разрядке рассматривается как нечто девиантное, нежелательное. Хотя на самом деле это вопрос индивидуальной нормы. А уж как проявляется эта гиперсексуальность — в многократных контактах с партнером/партнершей или самостимуляции (в том числе с использованием порно) — это уже вопрос индивидуальных предпочтений или возможностей. Не всегда, например, партнеру нужна такая активность. При этом важно понимать, что потребности и организм сами себя регулируют. Если потребность удовлетворена, то желания больше не возникает какое-то время. Например, есть понятие «навязчивая мастурбация», болезненное состояние, для которого порноматериалы в принципе не нужны, но нет понятия «зависимость от мастурбации».

Насколько я знаю, порнозависимость не включена ни в международную классификацию болезней (МКБ), ни в руководство по психическим расстройствам (DSM). Как ты считаешь, нужно ли ее признать и лечить?

Вообще, порнозависимость ― это часть гиперсексуального расстройства, которое как раз-таки входит в список психических расстройств в DSM-5. Доказательств того, что порно оказывает негативное влияние на мозг, нет, но это потому, что очень мало исследований. Как, например, можно провести двойное слепое рандомизированное исследование в этой сфере? Человек же знает, что именно он сейчас смотрит. Думаю, в случае с порнозависимостью нужна в первую очередь профилактика, а не лечение: уроки информационной безопасности и секс-просвета в школах, причем чем раньше, тем лучше.

К какому врачу идти, если чувствуешь, что порно занимает все больше места в жизни? И насколько велика вероятность того, что тебе помогут?

В первую очередь к психотерапевту, чтобы обсудить проблему с ним и понять, насколько все серьезно. Если психотерапевт правильно понял человека, то он направит к сексологу, урологу или гинекологу, в зависимости от того, в чем проблема — в ментальном состоянии либо физиологии. К сожалению, в такой сфере легко наткнуться на специалиста, который обесценит проблему или скажет, что человек все выдумал. Но стоит продолжать искать.

А как ты справляешься с порнозависимостью? Ты как-то лечишься?

Примерно лет в 18–20 я понял, что у меня сформировалась зависимость. Так получилось, что лично для меня порно ― это уголок спокойствия в безумном мире. Я откуда-то понабрался стереотипов о том, что у мальчика должен быть огромный член, мальчик должен быть вынослив, как олимпиец, а в конце секса должен быть одновременный оргазм. Я почему-то в это так поверил, что для меня секс превратился в экзамен, в спортивное соревнование. А порно оставалось местом, где я расслабляюсь. Девушка на экране действует, как мне нравится, и не осуждает меня.

Порно для меня в какой-то момент стало как покурить сходить: я работаю, устал, нужен перерыв — я включаю порно. А после возвращаюсь к работе, расслабленный и с хорошим настроением. Мне кажется, порнозависимость у меня на всю жизнь. Но я не вижу в этом большой проблемы, потому что я стараюсь перевести это с физического наслаждения на эстетическое: писать об этом, разговаривать, изучать.

Когда стало понятно, что у меня зависимость, мне нужно было не лечение, а чтобы кто-то взрослый и знающий подошел и сказал: «Слушай, вот это на экране классная штука, но в жизни вообще не так. Хочешь, поговорим об этом?». Но помимо разговоров, мне кажется, что порнозависимость лечить не надо. Это как лечить зависимость от соцсетей или игр. До появления широкополосного интернета у людей просто не было доступа к такому огромному количеству информации, а сейчас доступ есть. Конечно, какие-то крупицы этой информации вызывают зависимость. Но никто не называет себя зависимым от новостей, хотя люди постоянно читают новости, или зависимым от мемов, хотя люди постоянно листают мемы.

Дмитрий Исаев, врач психиатр-психотерапевт, сексолог:

Что касается лечения, то в каждом конкретном случае надо разбираться. Если лечить, то что и от чего? Нужно ли подавлять индивидуальную высокую потребность в сексуальной разрядке? Если она не вызвана патологическим состоянием ЦНС, то медикаментозного лечения не требуется. А вот помочь разобраться в проблеме или отношении к самому феномену может квалифицированный сексолог либо психотерапевт. К ним и надо обращаться, если возникают подозрения, что «что-то со мной не так».

О порно и детях

Порно ― это жанр 18+. Как ты считаешь, насколько это правильно и насколько оно может быть опасно для ребят помладше?

Порнозависимость может прийти к тебе вообще в любом возрасте, даже в довольно раннем. Есть исследования, в которых выяснили, что впервые люди смотрят порно в 13–14 лет. Порно не пугает тебя так, как наркотики, алкоголь и сигареты. От сигарет ты кашляешь, алкоголь жжет неприятно, от наркотиков много побочных эффектов. А в случае с порно ты получаешь мгновенное удовольствие и в дополнение инструкцию, как себя вести с самой интересной в этом возрасте частью мира ― девушками (или парнями).

В моем идеальном мире люди смотрят порно только с 18 лет, потому что у детей не развито критическое мышление. Многое из того, что видят, они принимают на веру. Ребята берут за основу своего сексуального поведения то, что видят в порнороликах, потому что широкополосный интернет есть у всех, а хорошая школа с уроками секс-просвета — не у всех. Получается, что порно становится окном в интересный, но нереалистичный мир секса. Особенно это актуально для мальчиков — они смотрят порно чаще, чем девочки. И вообще, если 14-летний мальчик смотрит порно, родители с меньшей вероятностью начнут бить тревогу, чем если его смотрит девочка. Родители побоятся, что девочка захочет стать секс-работницей или сниматься в порно. А если мальчик смотрит порно ― это ладно, это неважно.

А как нужно регулировать доступ к взрослому контенту?

В первую очередь ответственность за психику и сексуальное воспитание ребенка лежит на плечах родителей. Взрослый человек, который уже сталкивался с порно, может понять, готов ли ребенок к взрослому контенту. Для меня это вопрос такой же, как «С какого возраста читать „Мастера и Маргариту“». Явно не в 8 лет ребенку давать — вот, мол, смотри, там про кота классная история.

Дмитрий Исаев, врач психиатр-психотерапевт, сексолог:

Если с подростками проводится сексуальное воспитание, то можно не опасаться того, получат ли они доступ к сексуальному контенту в 16 лет, в 18 или чуть раньше. Их отношение к порнографии будет опираться на знания, а не на домыслы и мифы. Поэтому надо действовать не запретами и ограничениями, а просвещением и воспитанием как в семье, так и в школе.

Государство тоже может помочь: проконтролировать, чтобы на порносайтах были предупреждения о возрастных ограничениях, а при регистрации и просмотре нужно было подтверждать совершеннолетие. Можно сказать, что сейчас в России уже смотрят порно по паспорту. На «Порнхаб» можно зайти через «ВКонтакте». Страница «ВКонтакте» привязана к номеру телефона, а номер — к паспортным данным. Поэтому тем, кому нет 18, туда не зайти. Но когда отдаешь свои паспортные данные порносайту, есть вероятность утечки слишком интимной информации.

Пример хорошей альтернативы — Франция. Там хотят ввести систему, при которой ты вместо передачи паспортных данных приходишь в ближайший магазин табака и покупаешь там пропуск на порно, показывая паспорт, как если бы покупал сигареты. Получается, что если человек может купить сигареты ― значит, и порно смотреть может. И не надо никуда сообщать номер своего паспорта. Это прикольный способ. Но многих отпугнет необходимость выходить из дома, чтобы посмотреть порно.

О людях

Я недавно читала книгу «На порноигле». Автор приводит выдержки с Reddit, где люди с порнозависимостью обсуждают, что они начинают смотреть все более неожиданные для себя жанры порно и из-за этого опасаются за свою адекватность и ориентацию. Как ты думаешь, насколько их опасения оправданы?

Мне кажется, это когнитивное искажение или неправильная причинно-следственная связь. Люди не становятся убийцами, потому что увидели в игре убийство, и не вставляют предметы в задний проход, потому что увидели анальное порно. Они сами прекрасно справляются с тем, чтобы быть убийцами и что-то себе засовывать. Я знаю людей, которые и без порнозависимости смотрят всякую жесть. Я сам смотрел шок-контент, потому что мне было интересно узнать свои границы — что именно может меня шокировать.

Мне непонятна такая точка зрения, что порно людям что-то навязывает. Кажется, на это нужно смотреть так: порно помогает увидеть что-то новое, раскрыть свою сексуальность, узнать, что на самом деле нравится. Это же прекрасно.

Если бы я когда-нибудь посмотрел порно и понял: «Блин, я, кажется, с мальчишками хочу сексом заниматься» — я был бы благодарен за то, что узнал о себе новое и перестал себе врать. А если порно вызывает противоречивые чувства, но оно при этом нравится, возможно, стоит разобраться в себе. А тем, кто будет осуждать за вкусы, сказать, чтобы шли куда подальше.

До сих пор жив стереотип, что порно — это для мужчин. Насколько он правдив? Порнозависимость — это тоже только про парней?

У меня много подруг и знакомых девушек с порнозависимостью, и на канал тоже постоянно пишут девочки. Это внегендерная шутка, как и любая другая зависимость. Она поражает мужчин сильнее, потому что мужчинам общество разрешает смотреть порно и быть сексуально зависимыми. Считается нормальным, когда мужчина говорит, что он хочет смотреть порно, заниматься сексом или мастурбировать. А если женщина будет так же говорить, ей скажут: «Ты же девочка!». Особенно в России.

Судя по твиттеру, порно смотрят и мальчики, и девочки. Или, например, можно открыть статистику «Порнхаба» за 2019 год, она есть у них на сайте — женское порно занимает около 30% всего трафика. И эта цифра будет расти, потому что появляются актеры и целые студии, которые работают над фильмами специально для девушек. Они снимают не мужские фантазии, там другой стиль. В женском порно нет такого обилия близких планов, показывающих проникающий секс, и не акцентируется внимание на мужском оргазме, в то время как для обычного порно это неотъемлемые моменты. Как только порно станет более внегендерным, девушек, которые смотрят его, станет еще больше.

Ты говоришь, что тебе пишут подписчицы. А часто у тебя просят помощи? О чем чаще всего пишут?

Постоянно пишут про порнозависимость: «Что мне делать?», «У меня порнозависимость, как ты с этим справился?», «А вот что ты тут делал?». Я всем отвечаю: «У меня есть материалы на канале, всё гуглится. Удачи». Не отвечаю сам не потому, что не хочу помогать. Во-первых, ответы на такие вопросы требуют много эмоционального ресурса, а во-вторых, я могу надавать вредных советов. Мое мнение о порнозависимости спустя какое-то время может измениться. Я не врач и не готов нести ответственность за других людей. Поэтому нигде не пишу, что могу помочь, я только делюсь своим опытом. Принимать мою точку зрения или нет — дело читателей. Мне эта позиция кажется правильной и безопасной.

Об индустрии

Существует много людей, которые от порно страдают. Это не люди с зависимостью, а те, кто оказался внутри индустрии. Как ты думаешь, производство контента стоит их страданий?

Можно запретить порно, люди не будут его смотреть ― но тогда они будут мастурбировать на что-то другое и кому-то опять будет плохо. В страданиях виновато не порно, а люди. Сейчас существуют миллионы роликов, снятых этичными студиями, в которых созданы хорошие условия для работников. Если ты имеешь возможность смотреть их, но все равно выбираешь видео, в которых что-то происходит без согласия участников, причиной страдания этих людей становишься ты. Нужно не запрещать порно, а изучать его, говорить о нем. Это поможет сделать индустрию максимально прозрачной. Поэтому я вношу свой вклад: веду канал, подкасты, беру интервью.

Есть так называемая человеческая зона ответственности: что я могу сделать, чтобы чужие страдания минимизировать? Кто-то становится веганом, кто-то не ходит в одежде из масс-маркета, а кто-то не смотрит порно, потому что не хочет быть соучастником общественного преступления, когда студии обманывают и вредят тем, кто снимается в роликах.

Я смотрел так много порно, и так много девушек и парней страдали ради этого, что лучшее, что я могу сделать, ― это говорить о порно так громко и много, насколько могу. Я хочу, чтобы люди обратили внимание на проблему, задумались. Кто-то захочет узнать о порно как об индустрии подробнее. Кто-то купит порно, а не сворует — благодаря этому у актеров и работников сексуальной сферы будут деньги. Кто-то не пойдет в порно, потому что узнает, что это крайне жестокая среда. Родитель увидит, что его ребенок интересуется порно, и вместо того, чтобы его гнобить, поговорит с ним. Тогда у ребенка не сформируется какой-нибудь стереотип о сексе (например, что смотреть порно и мастурбировать вредно).

Можешь привести пример, кому порно может помочь и кого оно может сделать счастливее?

Это сложный вопрос, потому что этичное порно ― это искусство, это то, что создает человек. Я считаю, что порно выполняет важную роль: оно помогает понять, что тебе нравится, а что нет, до того, как произойдет то, что тебя травмирует. Лучше посмотреть на анальный секс в порно, подумать: «Блин, это, похоже, не мое». И сказать партнеру: «Знаешь, давай без этого».

Порно поможет, если человек вместо того, чтобы в клубе под воздействием алкоголя заняться сексом без презерватива, останется дома, помастурбирует и ляжет спать. Лучше ли это для человека? Конечно. Если найти баланс в личной жизни, психическом здоровье и порно, чтобы они не влияли друг на друга, все будет классно.

Комментарии (0)