Вакцины делают из клеток мертвых детей?

26 апреля
3911 просмотров

«Вакцины делают из абортированных детей, а вам вкалывают их ДНК, которая вызывает рак» — так говорят противники прививок. Это миф — правда, наполовину: клеточные линии из эмбрионов человека действительно используют в создании некоторых вакцин от ветрянки, краснухи, гепатита А и коронавируса. Но для этого не нужны новые аборты, а в самих вакцинах нет этих клеток. Рассказываем, что к чему.

Зачем ученым клетки эмбрионов

Чтобы сделать вакцину, ученым нужно поймать вирус, вырастить его в лаборатории и сделать настолько слабым, чтобы он не вызывал болезни, но провоцировал иммунный ответ в организме. Просто так бросить вирус в чашку Петри и ждать, пока он поделится, не получится: он способен размножаться только внутри живых клеток.

В качестве субстрата до середины 20 века использовали клетки животных, но они плохо росли и поэтому их нужно было постоянно обновлять, то есть убивать животных. Например, для наработки вакцины от полиомиелита брали клетки из почки обезьяны. Все было здорово, пока не обнаружилось, что эти клетки загрязнены обезьяньим полиомавирусом SV40. Сейчас многочисленные исследования подтверждают, что он не наносит вреда человеку, но первые опыты выявляли опухоли у зараженных им животных. Поэтому в начале 1960-х годов ученые начали искать чистые клеточные линии, которые не перерождаются в раковые и содержать которые проще.

Клеточные линии, которые получили 60 лет назад, используют до сих пор

Первая такая линия появилась из соединительной ткани легкого эмбриона. В 1962 году в Швеции женщина сделала аборт на 12-й неделе беременности, потому семья уже была бедной и многодетной. Плод не утилизировали, а отправили в Каролинский институт в Стокгольме, а оттуда легкие попали в Вистаровский институт к Леонарду Хейфлику, который искал способ сделать чистую клеточную линию. Перед разработкой он тщательно проверил, что в полученных клетках эмбриона нет вирусов и других загрязнителей.

Хейфлик выделил из ткани легкого миллионы клеток и разнес их по сотням пробирок со специальной средой. Во время этих опытов он выяснил, что большинство клеток делятся 40–60 раз, а после самоуничтожаются — явление назвали пределом Хейфлика. Природа придумала такой механизм, чтобы клетки не передавали мутации и повреждения, которые накапливаются с течением жизни. Если каждую из полученных клеток замораживать и переносить в новую пробирку до того, как она достигнет предела Хейфлика, то запасы становятся практически неисчерпаемы.

Линию назвали WI-38: WI в честь института, а 38 — по номеру плода. Ее чистота, способность быстро производить новые клетки, которые не перерождаются в раковые (в отличие от остальных бессмертных клеточных линий того времени), сделали линию «микрофабрикой» для создания вакцин. Благодаря ей 4,5 миллиарда людей по всему миру избежали заражения корью, краснухой, паротитом, ветрянкой, гепатитом А и другими вирусами. У непривитых беременных краснуха приводит к выкидышам, мертворождению и врожденным патологиям, так что клетки из ткани легкого одного ребенка, не рожденного в 1960-х, до сих пор спасает жизни миллионов других детей.

Вторая линия, которую используют для создания вакцин, называется MRC-5. Ее также получили из ткани легкого 14-недельного плода после планового аборта в Великобритании в 1966 году. Как и в предыдущем случае, плод был здоров, а у родителей не было генетических и онкологический заболеваний. Благодаря этой линии делают некоторые вакцины от гепатита А, ветрянки, бешенства и паротита.

Клетки — это не ингредиенты вакцины, а среда, в которой вирус ослабляют на первых стадиях разработки. После этого этапа препарат многократно очищают, и клетки не попадают ни в вакцину, ни тем более в организм человека. В другом случае клеточная линия используется как среда, на которой проверяют действие уже готовой вакцины.

Вот для разработки каких вакцин использовали линии WI-38 или MRC-5:

  • от гепатита А: «Вакта», «Хаврикс» и «Твинрикс»;
  • от краснухи в составе MMR: «Мерувакс», «Проквад»;
  • от ветрянки: «Варивакс», «Проквад»;
  • от опоясывающего лишая: «Зоставакс».

Клеточные линии в разработке вакцин от коронавируса

О клеточных линиях из эмбрионов снова стали говорить с началом разработки вакцин от ковида. «Спутник V», AstraZeneсa, Pfizer, Moderna — крупнейшие вакцины — использовали клетки линии HEK-293 из почки эмбриона, полученной в 1973 году, но только на этапе наработки вирусных частиц. В состав вакцины они не входят. Также AstraZeneсa обращалась к клеточной линии MRC-5, когда проверяла эффективность вакцины до испытания на людях.

Церковь разрешает вакцины с такой историей, если альтернативы нет

Все клеточные линии эмбрионов были получены в прошлом веке и сейчас доступны в таком количестве, что новые аборты, как любят пугать противники прививок, для этого не нужны. Но все равно использование линий — это сложный этический вопрос для многих. Например, в христианстве аборт считается тяжким грехом, поэтому вакцина, созданная с клетками эмбриона, такая же греховная.

Национальный католический центр биоэтики заключает, что верующим стоит использовать вакцины, разработанные без клеточных линий эмбрионов, если это доступно, безопасно и эффективно. Но при отсутствии альтернативы для защиты своей жизни и здоровья и близких они с чистой совестью могут прибегнуть и к ним.

Российская православная церковь также допускает применение таких вакцин, если другого способа нет: «При отсутствии альтернативы применение вакцин, изготовленных с использованием диплоидных клеток человека, полученных из абортированных плодов, следует рассматривать как меньшее зло, чем инфекции, от которых эти вакцины защищают».

Комментарии (0)