«А раньше в поле рожали»: как это было на самом деле

6 января 2023
1004 просмотра

Материнская смертность в развитых странах сегодня — 12 на 100 000 родов. Этот показатель смертности от осложнений беременности и родов значительно снизился с 18–19-го века — в 1800–1850-е годы он составлял 500 на 100 000 живорожденных. 

Рассказываем, как происходили роды 100–200 лет назад и как на них повлияло развитие научного акушерства. Детали традиций цитируем из труда этнографа Д. К. Зеленина (1878 – 1954) «Восточнославянская этнография».

Умирала одна из 100–200 рожениц 

Уровень материнской смертности в 18-м веке точно неизвестен, так как ее учет тогда еще вели не везде. Например, в Англии общенациональный учет смертей появился после принятия Закона о регистрации смертей в 1837 году. А примерно в 1870-м стала обязательной регистрация причин смерти, и показатели стали более точными.

В 19-м веке на каждые 100 000 родов умирало от 500 до 1000 матерей. Каждые 100–200-е роды приводили к смерти роженицы. 

Примерно до 1900 года был период нерегулярных, но в целом устойчивых показателей материнской смертности. В конце 1930-х годов произошло ее резкое снижение — это было связано с появлением антибиотиков и правил асептики и антисептики — соблюдении чистоты помещений и рук медиков, принимающих роды.

Роженицы ходили вокруг стола, иногда ели вшей

Большинство женщин рожали дома, на роды приглашалась повитуха, или повивальная бабка, — женщина, которая должна была помочь ребенку родиться. Повитушество иногда было наследственным, совмещалось с ролью знахарки. 

«Повивальную бабку зовут уже после окончания родов или в крайнем случае, когда они уже начались. Повивальная бабка — это непременно пожилая женщина, у которой были свои дети; предпочтение отдается уважаемым вдовам и вообще тем женщинам, которые ведут безупречную нравственную жизнь. Девушек и молодых женщин народ считает для роли повитух непригодными, поэтому так редко обращаются в этих случаях к профессиональным акушеркам».

Повитухи руководили родильным обрядом, применяли лекарственные травы, в основном кровоостанавливающего действия. При трудных родах повитуха призывала мужа роженицы, а иногда и домашних для оказания помощи и выполнения необходимых, с ее точки зрения, магических действий. 

«В случае тяжелых родов прибегают к магическим средствам: все присутствующие, не исключая самой роженицы, снимают пояса, расстегивают воротники, развязывают все узлы, расплетают косы, открывают печные заслонки, так же как и все замки, двери и сундуки; в особенно тяжелых случаях просят священника раскрыть в церкви царские врата. Роженицу заставляют ходить; прежде всего ее трижды обводят вокруг стола в избе, затем велят перешагнуть через метлу, коромысло, дугу, через мужа роженицы, лежащего вниз лицом на пороге, и через его штаны. В самых тяжелых случаях ее подвешивают за ноги. 

Роженице суют также в рот кончик косы, дают есть вшей и прибегают к различным другим способам, чтобы вызвать рвоту и испуг; ее заставляют также напрячь мускулы, дуя в пустую бутылку, велят повиснуть на руках, ухватившись за привязанную к балке веревку и т. д.».

Для часто рожавших женщин в деревне роды были привычным событием. Опасным для роженицы и ребенка считалось послеродовое время. Поэтому при повторных родах повитуху обычно не звали сразу к началу родов из-за суеверия, что чем меньше народа знает о родах, тем легче они пройдут. Роды проходили обычно в бане, амбаре, а иногда рожали и в поле во время жатвы. Затем повитуху звали для исполнения всех послеродовых процедур. 

«Местом для родов очень часто избирается нежилое помещение: баня, хлев и т. д.; нередко рожают на поле во время работы. У белорусов Минской губернии есть даже специальное название для новорожденных, появившихся на свет в поле во время жатвы, — житнички.

Роженица изо всех сил старается удержаться от крика, чтобы не услышали соседи. Повивальную бабку зовут уже после окончания родов или в крайнем случае, когда они уже начались». 

Повитуха проверяла, здоровым ли родился ребенок, при этом как бы выправляла головку, ноги, смотрела, нет ли вывихов. Практическая помощь обязательно сопровождалась магическими действиями и заговорами. Роженица считалась «нечистой» до проведения обряда «размывки рук». До этого ей нельзя было кормить ребенка грудью, есть вместе со всеми, доить коров и прикасаться к иконам.

«Роженица считается нечистой. Первое время после родов ей даже не дают кормить ребенка грудью. Кормление ребенка разрешается либо после его крещения, либо после специального обряда — размыванья рук, или размывки, который снимает нечистоту с роженицы и с повитухи, которая после этого снова получает право принимать роды. 

Основная часть обряда — роженица и повитуха моют друг другу руки. Используются необходимые для мытья предметы — кусок мыла и длинный (более двух метров) кусок полотна или ситца для вытирания. Иногда еще бросают в воду деньги. Все это идет повитухе в качестве вознаграждения за труды».

Другая сторона таких обычаев — высокий уровень детской смертности. Ребенок получал грудное молоко только после обряда «размывки» или крещения, а до этого кормился разбавленным коровьим молоком, чаем или квасом и жеваным хлебом. Бутылочки с резиновой соской стали использовать только во второй половине 19-го века.

«Помимо материнского молока ребенок получает еще и прикорм, причем с первых минут своей жизни. Для этого служат соска и рожок. Соска — это белый или черный жеваный хлеб, иногда с сахаром, завернутый в кусок редкой материи или в бязевую тряпочку; ее суют в рот младенцу. Рожок — это полый коровий рог с предварительно размягченным в соленой воде коровьим соском, надетым на тонкий конец. В рожок наливают коровье молоко, очень часто разбавленное водой, а также квас или чай, если молока нет».

Рожок для кормления ребенка, сделан из коровьего рога. Источник: ar.culture.ru

Врачам нельзя было принимать роды 

Первые родильные дома появились в России в конце 18-го века, в основном предназначались для незамужних и бедных женщин, коек там было мало. Государство создавало их для рождения внебрачных детей, предотвращения абортов или детоубийства незамужними матерями. Также там стажировались профессиональные акушерки, у которых не было другой возможности практиковаться.

В 18-м веке врачам-мужчинам нельзя было принимать роды. Считалось, что это исключительно женское занятие, а акушеры могли заниматься лишь теорией и административными делами в роддоме. В результате в 18–19-м веке государство начало регулировать работу повивальных бабок и открывать повивальные школы. 

Еще до создания школ собрали сведения обо всех практикующих повитухах в Москве и Санкт-Петербурге. Они проходили аттестацию, и тех, кто прошел ее успешно, приводили к присяге. Появился новый термин — «присяжные повивальные бабки». Их обязали ходить ко всем роженицам, независимо от происхождения, быть с ними вежливыми и облегчать им роды. Так власти подтвердили специализацию повитух по факту владения ими практическими навыками. 

Ученицы повивальных школ учились теории у мужчин-акушеров без практического опыта в родовспоможении. Врачи и практикующие повитухи обменивались знаниями. Обучавшихся акушерству студентов посылали в родильные отделения, чтобы повитухи научили их навыкам принятия родов. Затем они должны были сдать теоретический экзамен мужчинам-врачам.

Население сельской местности крайне редко обращалось к помощи образованных повитух, доверяли необразованным деревенским. Законодательно работа необразованных повитух не была запрещена, так как дипломированных акушерок было мало.

Образованная повивальная бабка была обычно незамужней или вдовой, бездетной, 30–45 лет, получала образование в столичных учебных заведениях. Повивальная профессия была внесословной — среди повитух встречались дворянки, мещанки, крестьянки, дочери купцов и священников. Женщины получали профессию, финансовую независимость, службу в официальных государственных учреждениях. В конце 19-го века образованных повитух стали называть акушерками.

В начале 20-го века мужчины-акушеры также стали принимать роды. Развивалась научная диагностика беременности, внедрялись разные способы обезболивания родов. Одним из важнейших преимуществ врачей была возможность проведения операции при трудных родах.

В начале 20-го века в России работали 16 908 врачей, среди них 2,7% женщин, а повивальных бабок — 9358. Распределение профессиональной акушерской помощи было неравномерным. 66% родильных отделений и повивальных бабок работали в городах.

Из морга студенты шли к роженицам

Женщины умирали в родах и послеродовой период от нескольких основных причин. Они по-прежнему считаются главными причинами материнской смертности в большинстве стран мира. Причины материнской смертности были такими:

  • послеродовая лихорадка, которая была главной причиной смерти. Развивалась инфекция родовых путей и матки, начиналась через 3–10 дней после рождения ребенка;
  • кровотечения из-за неправильного расположения плаценты, ее отслойки или из-за повреждений матки и родовых путей;
  • судороги — эклампсия, причины развития которой до сих пор до конца не ясны; 
  • нелегальные аборты.

Считалось, что послеродовая лихорадка, или горячка, возникает из-за паров в воздухе, которые могут таинственным образом переноситься от одной женщины к другой. Врачи не верили предположениям, что распространение горячки могло происходить из-за медработников. 

Например, в середине 19-го века венгерский акушер Игнац Земмельвейс заметил, что в корпусе роддома, где работали студенты, от послеродовой лихорадки умирала каждая десятая женщина. А в корпусе, где роды принимали акушерки, — одна из 25.

Студенты проводили вскрытия и после этого шли к роженицам. Когда Земмельвейс потребовал обрабатывать руки антисептиком, уровень смертности резко снизился. Он же опубликовал книгу «Этиология родильной лихорадки» и говорил о необходимости мыть руки и соблюдать чистоту для предотвращения распространения болезней. Но акушеры не могли поверить, что они или их коллеги-акушерки несут ответственность за огромное количество смертей.

Только после работ ученого Луи Пастера, который показал, что при послеродовой лихорадке обнаруживаются разнообразные бактерии, начали применять вещества для уничтожения микроорганизмов и правила защиты ран от них. Врачи и акушерки стали мыть руки и надевать резиновые перчатки при операциях, а позже использовать маски. А в 1930-х годах начали применять антибиотики, и материнская смертность с этого времени стала сокращаться.

В начале 20-го века материнская смертность стала снижаться быстрее. Этому способствовало:

  • появление асептики и антисептики;
  • применение антибиотиков;
  • усовершенствование наркоза и методов оперативных вмешательств;
  • появление банков крови;
  • усовершенствование методов контрацепции;
  • более высокий уровень образования среди женщин.

Только к концу 20-го века большинство женщин стали рожать в больнице.

Что в итоге

Материнская смертность на сегодняшний день снизилась в развитых странах в 40 раз, а в странах с низким доходом — только в два раза. От осложнений, связанных с беременностью или родами, каждый день умирает 830 женщин в мире, в развивающихся странах материнская смертность остается высокой — 239 на 100 000.

Причины гибели рожениц остаются те же: 

  • обильное кровотечение — в основном послеродовое кровотечение;
  • послеродовые инфекции;
  • высокое кровяное давление во время беременности — преэклампсия и эклампсия;
  • небезопасный аборт.

Только 51% женщин в странах с низким доходом получают квалифицированную помощь во время родов, а миллионы родов протекают без помощи акушерки, врача или подготовленной медсестры. При этом и в странах с низким уровнем материнской смертности некоторые женщины до сих пор стремятся организовать домашние роды.

Как вы оцениваете статью?

Непонятно

Комментарии (0)

Выбор редакции