Что не так с галоперидолом

30 ноября 2021
2055 просмотров

Галоперидол — нейролептик, которым лечат шизофрению и синдром Туретта. Он относится к первому поколению антипсихотических лекарств с целым рядом побочных эффектов. Тем не менее галоперидол по-прежнему назначают и активно покупают: в 2019 году в США объем его продаж составил 41 млн долларов. В 2020-м в России нейролептиков продали на 266 млн рублей, спрос на них вырос на 36%.

В Советском Союзе галоперидол был оружием

Термин «карательная психиатрия» ввел советский диссидент и правозащитник, автор книги «Карательная медицина» Александр Подрабинек. Он писал: «Карательная медицина — орудие борьбы с инакомыслящими, которых невозможно репрессировать на основании закона за то, что они мыслят иначе, чем это предписано». Методы расправы с неудобными людьми заключались в следующем: человеку ставили ложный диагноз, принудительно клали его в психиатрическую больницу и назначали сильнодействующие лекарства с тяжелыми побочными эффектами или мучительные медицинские процедуры. Если человек выживал, то после такой терапии ему было уже не до политической активности.

Галоперидолом принудительно лечили чаще всего, поскольку он давал ощутимый эффект, особенно в больших дозах. Пик его популярности пришелся на последние десятилетия существования СССР. Его использовали не только как средство против непослушных граждан, но и при лечении алкоголизма и наркомании. Это было отличное средство для буйных: дерешься с врачом или санитаром — получи двойную дозу галоперидола. И уже через несколько дней приема человек смирнел, потому что препарат угнетает центральную нервную систему. Вот как описывает Леонард Терновский — врач, который расследовал использование психиатрии в политических целях, — состояние украинского правозащитника Леонида Плюща после больших доз галоперидола: «Во время свидания с женой Плющ говорит с трудом, с остановками, в глазах у него тоска, он задыхается, корчится в судорогах. Предупреждает, что письма писать не в состоянии».

В России и сейчас принудительно лечат галоперидолом, например людей с наркотической зависимостью. Его и другие нейролептики называют корректором поведения. Некоторые правозащитники называют это «карательной наркологией» и отмечают, что нигде в мире зависимость от наркотиков так не лечат: это не только неэффективно, но и нарушает права человека.

Максим Шмелев из Курска, который проходил лечение в московской наркологической больнице №17, рассказал в интервью Gazeta.ru, что врачи колют галоперидол каждый раз, когда больные нарушают дисциплину. «Ощущения от него ужасные. Все тело словно выкручивает — вот как белье выжимают. Мышцы судорогой сводит, и ты ничего сделать не можешь».

При этом главный нарколог Минздрава Евгений Брюн «не видит ничего предосудительного в том, что в России применяются галоперидол и другие сильные психотропные средства». Он считает применение сильнодействующих средств оправданным, поскольку наркозависимость — болезнь, лечение которой сопряжено с изменениями психики, о чем он заявил в том же интервью Gazeta.ru 2012 года. Галоперидол по-прежнему входит в протокол Минздрава по реабилитации больных наркоманией.

Галоперидол помогает пациентам с шизофренией

Галоперидол изобрели в Бельгии в 1958 году. Он блокирует действие дофаминовых рецепторов D2 в мозгу и снижает его ненормальную активность. Галоперидол эффективен при шизофрении, когда человеку сложно отличить реальное от нереального, контролирует тики при синдроме Туретта, а также серьезные поведенческие проблемы, например агрессию у детей, когда им не помогают психотерапия и другие лекарства. Некоторые исследования показывают, что препарат снижает тики на 78–91%. Иногда им лечат непрекращающуюся икоту.

Препарат помогает яснее мыслить, успокаивает и возвращает пациентов с шизофренией к повседневной жизни. Он может предотвратить самоубийство, уменьшить поток негативных мыслей и галлюцинаций, снизить агрессию и желание причинить боль другим. А вот во время острых психозов из-за передозировки наркотиков галоперидол не показан. Его эффект изучали при приеме больших доз кокаина, амфетамина, ЛСД и других наркотиков, но результата препарат не показал.

Галоперидол — мощный нейролептик первого поколения антипсихотических препаратов, первые из которых вышли на рынок в 1950-х. Сам галоперидол FDA одобрило в 1967 году. Его назначают в таблетках или в виде уколов и в строгих дозировках, которые подбирают индивидуально. Если дозировка верна, а врач контролирует состояние пациента, побочные эффекты и взаимодействие с другими лекарствами, то галоперидол работает. Тем не менее у него есть ряд побочных эффектов, из-за которых психиатры предпочитают нейролептики второго поколения из 1990-х годов: арипипразол, клозапин, рисперидон.

Главный побочный эффект галоперидола не в том, что он «превращает в овощ» — эффект седации возникает из-за чрезмерных доз, — а в том, что он вызывает двигательные нарушения: непроизвольные сокращения мышц, затруднения при выполнении движений, тремор конечностей. Это связано с тем, что дофамин участвует в управлении мышцами и движением. Именно поэтому галоперидол не назначают пациентам с болезнью Паркинсона. Систематический обзор показал, что от 21 до 31% пациентов, которые принимали галоперидол в течение трех-восьми недель, столкнулись с двигательными расстройствами.

У галоперидола есть и другие побочные эффекты: сухость во рту, помутнение зрения, потеря аппетита, запор, тошнота, бессонница, подтекание слюны. Передозировка галоперидола может привести к смерти. Тем не менее у пациентов с диабетом, гиперлипидемией или ожирением использование галоперидола предпочтительнее, потому что снижает риск метаболического синдрома. Резко прекращать пить его нельзя — нужно постепенно уменьшать дозу, иначе могут возникнуть проблемы с контролем движений.

При деменции галоперидол опасен

Галоперидол помогает, если его применяют по назначению, чаще всего при шизофрении. Но он становится опасен, когда его прописывают при других ментальных расстройствах в качестве первой линии лечения: детям с аутизмом, взрослым с депрессией, тревожным или обсессивно-компульсивным расстройством. Человек не получает адекватную помощь, но может столкнуться с побочными эффектами.

Еще одна проблема — применение галоперидола у пожилых людей с деменцией. В интервью телеканалу «Настоящее время» (признан иноагентом Минюста) генеральный директор компании Senior Group Алексей Сиднев рассказал, что раньше таких пациентов отправляли в психоневрологические интернаты, хотя деменция — это не расстройство психики. «Там постоянная нехватка персонала, а люди с деменцией бывают беспокойными, им нужна забота. Задача правильного учреждения — понять причину беспокойства и с этим работать. Когда работать некому, то используются препараты типа аминазина и галоперидола. Больной тогда просто сидит и ничего не хочет».

При этом в зарубежных медицинских справочниках написано, что использование галоперидола и других нейролептиков у пожилых пациентов с деменцией повышает риск смерти в основном из-за инсульта и инфаркта.

Галоперидол при подходящем диагнозе и в правильной дозировке может сильно улучшить качество жизни. Американская журналистка и автор книг Майя Готфрид рассказывает в медицинском издании Stat, что за 47 лет жизни большую часть времени она принимала галоперидол. Она предполагает, что у нее шизоаффективное расстройство (когда симптомы шизофрении сочетаются с расстройством настроения, в частности биполярным расстройством. — Прим. ред.), и пишет, что галоперидол «дает ей ровно столько тишины, сколько нужно, чтобы выжить». «Это усмиряет моих демонов и позволяет мне не просто функционировать, но преуспеть в карьере, общаться с друзьями и вести нормальную жизнь, а не зависеть от пособия по инвалидности».

Комментарии (0)