«Говорить о бесплодии и эко у нас считается неприличным»

Наталья Болдырева
29 октября

Эко, или экстракорпоральное оплодотворение, — один из методов, которые могут помочь людям с бесплодием зачать ребенка. Для многих пар это становится единственным шансом завести детей, но даже с эко никто не сможет пообещать, что будет легко. Мы собрали истории пациентов клиники «Скандинавия Ава-Петер» — это клиника в Санкт-Петербурге, в которой делают эко по квоте по полису ОМС либо платно.

«Это была самая сильная боль, которую я испытывала. Муж выл от бессилия»

Рассказывает Лариса Денисова

Я вышла замуж в 2010 году. Мы думали завести ребенка, не предохранялись, но беременность не наступала. Так прошло три года, и в 2013 году я решила обследоваться. Выяснили, что у меня непроходимость одной маточной трубы — сперматозоиды не могут добраться до яйцеклетки, чтобы ее оплодотворить.

По совету репродуктолога решили идти на эко, мне было тогда 32 года, мужу 39 лет. Я думала, что с эко сразу забеременею, это казалось настолько реальным, что мы не стали получать квоту на бесплатную процедуру, а сами заплатили 150 000 рублей. В больнице у меня взяли яйцеклетки, оплодотворили их, но получился всего один эмбрион, беременность не наступила.

В следующем году мы решили получить квоту на эко: сдали анализы, собрали документы, отвезли в медкомиссию и взяли направление. Мне подсадили два эмбриона, но беременность не наступила. Через некоторое время мне назначили криопротокол, после этого я впервые в жизни увидела две полоски, это было такое счастье.

Но ближе к Новому году на узи мне сказали, что беременность замерла. Дальше чистка, выписали 31 декабря, Новый год встречали, как на похоронах. Вскоре погибает сын мужа от первого брака, ему было всего 14 лет. Муж тяжело перенес потерю, это был сложный год, и о беременности мы не думали.

В 2017 году мы решаем попробовать эко снова: собрали документы, подали на квоту. В больнице смогли получить три эмбриона, решили перенести мне одного. Вскоре начинается кровотечение, сдаю ХГЧ — анализ, который показывает беременность, — положительный, но показатель низкий. Кровотечение сильное, ничего не помогает, а на узи мне говорят, что это внематочная беременность.

Мне удаляют одну трубу, но мы не теряем надежду, ведь у нас есть еще два эмбриона. Через месяц мне перенесли еще одного эмбриона, и ура, я забеременела. На первом скрининге врачи увидели, что длина шейки матки слишком короткая, поэтому меня сразу госпитализировали. Перед Новым годом на сроке 26 недель мне становится плохо, на скорой меня увозят в больницу. Новый год встречаем уже там, но теперь я не одна, а со своей дочкой, которая растет у меня в животе — мы решили назвать ее Алисой.

Через две недели меня выписали, а еще через день Алиса перестала шевелиться. Узи показало антенатальную гибель: дочка умерла на сроке 28 недель. Это была самая сильная боль, которую я испытывала в жизни, муж выл от бессилия. До сих пор, когда вспоминаю те черные дни, в горле появляется комок.

Через два дня вызвали роды, я родила дочку за час, 1240 грамм и 39 см. После родов меня перевели в гинекологическое отделение, чтобы я не сошла с ума, видя других живых детей. Алису мы похоронили.

Причиной смерти стал тромб в пуповине и фетоплацентарная недостаточность. После выписки дали отпуск по беременности и родам. Два месяца я целыми днями сидела в кресле, пока не заболели руки и ноги. Пошла к невропатологу, мне назначили лечение. И потихоньку я стала выходить из депрессии — мне очень помогли другие мамы, которые тоже потеряли своих детей.

Я снова поехала к репродуктологу, а он посоветовал обратиться к гематологу — специалисту по крови и костному мозгу. Я нашла врача, сдала анализы, и доктор поставил диагноз: АФС, или антифосфолипидный синдром. Доктор назначил лечение на случай, если мы снова будем делать протокол эко, ведь в больнице остался еще один эмбрион.

Но вскоре умерла моя мама, это было неожиданным, потому что она ничем не болела. Через два месяца умер и отец, и о беременности мы не думали.

В 2019 году мы снова обращаемся к эко, и врачи переносят мне последнего эмбриона, но снова мимо. В этот момент я поняла, что с меня хватит, живут люди и без детей. Но муж тихо и ненавязчиво уговаривает меня попробовать ещё последний раз.

Мы идем за квотой, но узнаем, что в мою больницу направления больше не дают, тогда мы обращаемся в Скандинавию Ава-Петер. На консультации доктор Тарас Владимирович предложил сделать генетическую диагностику. У нас получаются два эмбриона, но по результатам диагностики переносить можно только одного. Я решила, что это наш последний шанс, и в начале января мне переносят эмбриона, он приживается, но вскоре начинается кровотечение.

Я ложусь в больницу, срок маленький, сердцебиения нет, зато есть гематома, которая кровит, но всё проходит. И тут начинается пандемия коронавируса, но для нас это не страшно, потому что мы на связи с врачами, постоянно сдаем анализы.

Беременность шла на препаратах, это было очень страшно. Когда ребенок не шевелился, приходили мысли: а вдруг опять? Каждый раз я бегала на узи, потому что боялась всего.

И вот 17 сентября 2020 года в 39 недель с весом в 4 кг у нас появилась дочка! Теперь у нас другие заботы и хлопоты, но они такие приятные, и когда видишь улыбку на лице своего ребенка, то понимаешь, что всё было не зря.

«После выкидыша у меня начались панические атаки, но я решила, что надо пытаться еще»

Рассказывает Екатерина Чернова

Через год после свадьбы мы с мужем задумались о ребенке. Мы не предохранялись, но беременности не было, тогда мы стали обращаться к врачам. Я даже не могу сказать, что меня как-то лечили, просто шло время, я сдавала анализы, пыталась забеременеть, но ничего не происходило.

В 2015 году я решаю поехать в Санкт-Петербург к репродуктологу, которые сказал, что нужно проверить проходимость маточных труб. Во время обследования выяснилось, что обе трубы непроходимы, а значит, сперматозоиды не могут попасть в яйцеклетку. В тот момент мне казалось, что всё кончено, и я никогда не стану мамой.

Но репродуктолог меня убедила не отчаиваться и рассказала, что есть процедура эко, которая поможет нам стать родителями.

Я настолько поверила в успех, думала, что теперь всё будет легко и просто. Помню свой первый протокол: получилось два эмбриона, и они не прижились. Я была настолько убита, что решила больше не пытаться.

Муж меня постоянно поддерживал, думаю, благодаря этому через некоторое время я попробовала еще.

Но и вторая процедура была провальной: получилось четыре эмбриона, два подсадили, но они не прижились. Мы пошли на третью процедуру, и снова ничего.

Я думала, что всё брошу, но потом на меня что-то нашло: я решила, что обязательно стану мамой. И тут мне рассказывают про Ава-Петер в Санкт-Петербурге, я собираюсь и еду в эту клинику. И всё снова: стимуляция, пункция, перенос эмбрионов, но вот на четырнадцатый день я сдаю анализы, и ура, я беременна. Я никогда не испытывала таких эмоций, ведь наша мечта осуществилась, и мы совсем скоро станем родителями.

На седьмой неделе случился выкидыш. Это была сильная душевная боль, мне не хотелось ничего, я не могла поверить, что это случилось со мной. Но прошло немного времени, я отошла и решила снова поехать в Аву-Петер.

И всё снова: стимуляция, пункция, перенос эмбрионов. Я сдаю анализы, и мне говорят, что я снова беременна. Это было такое счастье, но всё же оставался страх, как пройдет эта беременность. Всё время я принимала препараты, врачи следили за мной, и вот в июне 2020 года у нас родилась дочка Полина.

Всё время я принимала препараты, врачи следили за мной, и вот в июне 2020 года у нас родилась дочка

В Ава-Петер у меня остались еще эмбрионы, а это значит, что когда дочка немного подрастет, я снова пойду на эко.

Все протоколы мы делали по квоте, нам не нужно было ничего доплачивать, а в Аве-Петер мне выдавали бесплатно даже витамины. Родить ребенка у меня получилось с пятой попытки, но я рада, что мы не сдались. Были моменты, когда сил не было, например, после выкидыша у меня началась депрессия и панические атаки, я работала с психологом.

«Мне потребовалось шесть лет, чтобы забеременеть и родить ребенка»

Рассказывает Анастасия Колесова

Я не могла забеременеть пять лет. После этого мы с мужем решили, что ждать больше нельзя и нужно делать эко: мы собрали все анализы, получили квоту, чтобы сделать бесплатно, и полетели в Санкт-Петербург.

Первый протокол был волнительным: мы с нетерпением ждали результатов анализов, которые показали беременность. Но на узи выяснилось, что она была внематочной.

Через некоторое время мы снова полетели в Санкт-Петербург, сделали протокол, и анализы показали беременность. На узи сказали, что у нас тройня: два мальчика и девочка. Мы были так счастливы, но на двадцать второй неделе у меня опять случился выкидыш. В следующем году мы попытались снова, а потом еще через год, и еще, но всё мимо.

В 2020 году мы поехали на новый протокол, благодаря которому у нас наконец-то родился сын! Эта короткая история, но в жизни она заняла шесть лет. Может, она поможет кому-нибудь не опустить руки и идти к своей мечте.

«Я пришла к мужу и сказала, что детей не будет. А он ответил, что прорвемся»

Рассказывает Оксана Терентьева

Я родилась в селе в Астраханской области. Говорить о бесплодии и тем более эко у нас считается неприличным, поэтому пары даже не знают, куда им идти и с кем обсудить свои проблемы.

В моей жизни так сложилось, что первого ребенка я родила рано и воспитывала его одна. Затем я встретила будущего мужа и через какое-то время мы задумались о детях, но беременность не наступала. Мы обратились к врачам, сдали анализы, прошли обследования, но никто не мог сказать, почему я не могу забеременеть.

В итоге заведующая гинекологическим отделением отправила меня на рентген маточных труб и сказала, что трубы непроходимы, надо удалять, а это бесплодие.

Операция прошла, но потом мы не знали, что делать дальше. Мужу я так и сказала: «Детей не будет». Он ответил, что прорвемся. Заведующая рассказала про эко, а чуть позже гинеколог в женской консультации мне посоветовала полететь в Санкт-Петербург в клинику «Скандинавия Ава-Петер». Она сказала, что по количество положительных результатов это хорошая клиника.

Год мы готовились: сдавали анализы, принимали лекарство, получали квоты. Первый протокол был неудачным, после мы решили делать криопереносы, но и они были неудачными.

В 2019 году начали новый протокол, но доктор посоветовала отложить перенос эмбрионов. Я отказалась, потому что тогда бы пришлось снова лететь в Астрахань, получать новую квоту. Мы сделали перенос, а затем начались долгие двенадцать дней перед сдачей анализов на беременность. В назначенный день доктор сказал мне: «Поздравляю!»

В тот момент у меня потекли слезы, я начала обнимать и благодарить врача, но всё еще не верила в счастье. До узи оставалось две недели, я каждый день делала тесты на беременность, потому что очень переживала, но узи подтвердило, что всё хорошо.

До узи оставалось две недели, я каждый день делала тесты на беременность, потому что очень переживала

Девять месяцев пролетели быстро, и в 39 недель я родила мальчика с весом 4040 граммов.

В криохранилище клиники у нас остались еще три эмбриона, я надеюсь, что они помогут мне иметь большую семью. А еще мы остались жить в Питере, потому что пока делали эко, жили там и влюбились в этот город.

Комментарии (0)