Статья написана в образовательных и просветительских целях и не призывает к суициду или нанесению себе вреда

Правда ли, что от суицидов умирает больше людей, чем от войн

Ирина Клягина
10 сентября

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) говорит, что «каждые 40 секунд в мире происходит самоубийство». Для сравнения: ковид поражает одного человека каждые 15 секунд. Но прививку от суицида так просто не сваришь. К Всемирному дню профилактики суицидов разобрали проблему в мире и России.

Старики или подростки?

Каждый день больше 2000 человек решают, что умереть лучше, чем жить. В год набегает 800 тысяч. Это много? Цифры не учитывают попытки суицида, которые совершаются примерно в 20 раз чаще. ВОЗ заявила, что это больше, чем умирают во всех войнах, террористических актах и ​​убийствах. Лишь 38 стран (в их числе Австралия, Израиль и США) стараются делать что-то, чтобы самоубийц в мире стало меньше.

Самоубийства ― проблема всего мира, далеко не только развитых стран. 79% самоубийств происходит в странах с низким и средним уровнем доходов. Средний показатель составляет 10,5 самоубийств на 100 тысяч человек. Больше половины всех суицидов совершают люди в возрасте до 45 лет. Среди молодежи в возрасте 15–29 лет самоубийство является второй главной причиной смерти после гибели в ДТП.

В группе риска также люди старше 70 лет. Чаще всего им невыносимо одиноко без поддержки семьи. Кроме того, пожилые люди не считают депрессию диагнозом и редко лечат ее. Другая проблема заключается в том, что у некоторых лекарств, например лекарства от болезни Альцгеймера, депрессия ― частый побочный эффект.

Ирина Макарова, директор Центра психологического консультирования НИУ ВШЭ, считает, что в России к группам риска также относятся подростки и пожилые люди:


― Самоубийства в пожилом возрасте чаще всего связаны с тяжелым физическим состоянием и болезнями. Это делают люди, например, на фоне тяжелого онкологического заболевания, невыносимых болей или сочетания одиночества и заболевания.

При этом в целом уровень суицидов во всем мире медленно снижается (за исключением Северной и Южной Америки). В Европе, например, с 2000 года число самоубийств упало более чем на четверть.

Самоубийство может коснуться кого угодно, где угодно и когда угодно. Но есть определенные факторы, которые могут способствовать риску самоубийства, в том числе:

  • прошлые попытки самоубийства;
  • депрессия и другие расстройства психического здоровья;
  • расстройство, связанное с употреблением алкоголя или наркотиков;
  • семейный анамнез;
  • семейное насилие, включая физическое или сексуальное насилие;
  • наличие оружия в доме;
  • нахождение в тюрьме или недавнее освобождение;
  • влияние суицидального поведения других людей, например члена семьи, сверстника или знаменитости;
  • медицинское заболевание, включая хроническую боль;
  • стрессовое жизненное событие, такое как потеря работы, финансовые проблемы, потеря близкого человека, разрыв отношений и т. д.;
  • возраст от 15 до 24 лет или старше 60 лет.

― Чаще всего суициды случаются импульсивно, это такое схождение факторов, ― считает Ирина Макарова. ― Мысли были, но с ними можно было бы жить. И тут что-то происходит. Например, подросток выпил, никого вокруг нет, начинаются звонки близким, друзьям ― но всем некогда, кто-то уже спит. Все как-то срастается. И вот человек уже готов совершить что-то непоправимое. Предсказать суицидальный поступок довольно трудно, даже если мы знаем, что человек находится в группе риска. Чаще всего это происходит в то время суток, когда рядом никого нет, ― ночью или рано утром. Поэтому и нужны горячие линии, куда можно позвонить в этот импульсивный момент, когда все сложилось невыносимо. Нужно с кем-то поговорить, найти какую-то поддержку, опору, которая могла бы включить другие идеологические силы.

Что предлагает ВОЗ

ВОЗ считает, что самое действенное средство снизить число самоубийств ― ограничить доступ к инструментам. В руководстве о профилактике самоубийств говорится, что запрет пестицидов наиболее высоких классов опасности снижает число летальных отравлений. Опыт Шри-Ланки показывает, что введение серии запретов на пестициды сократило число самоубийств на 70% и сохранило жизнь 93 тысяч человек за период с 1995 по 2015 год. В Республике Корея, где в 2000-х самоубийцы часто использовали паракват, введение в 2011–2012 годах запрета на этот гербицид привело к сокращению числа самоубийств в два раза.

На втором месте по эффективности борьбы ― разъяснительная работа со средствами массовой информации. В ВОЗ отмечают, что когда в СМИ появляются сенсационные сообщения о самоубийстве, в течение следующих недель наблюдается тенденция к увеличению количества самоубийств со стороны людей, которые идентифицируют себя с жертвой. Но работа со СМИ не должна принимать маразматические формы, когда журналисты вынуждены давать такие заголовки: «Житель Омска совершил [Роскомнадзор] после увольнения с работы».

― В связи с ограничениями на обсуждение этого вопроса в прессе есть сложности с тем, чтобы говорить открыто и откровенно по этому поводу. Хотя тема более чем актуальна для нас, про нее важно говорить, ― считает Ирина Макарова. ― Но в ограничениях есть определенная правда. Зачастую многие СМИ воспринимают суициды как горячие новости. И вокруг таких новостей идут разговоры, которые не сильно помогают обществу с проблемой справляться. СМИ привлекают лишнее внимание к тому, как человек ушел из жизни, что может подтолкнуть других. После самоубийства знаменитости, как правило, наблюдается волна подражательных подростковых самоубийств.

Также ВОЗ предлагает на ранней стадии выявлять потенциальных самоубийц, помогать им и наблюдать за ними. Занимаются ли такими вещами в России?

«Нет какого-то специфического российского отчаяния»

Россия входит в первую тройку государств с самыми высокими показателями самоубийств на душу населения, а по числу суицидов среди мужчин, увы, лидирует по миру. Нас «обогнали» только Гайана и Лесото. Также в первой десятке Литва, Казахстан, Беларусь и Уганда.

Средний показатель в России, по данным ВОЗ за 2016 год, ― 26,5 самоубийств на 100 тысяч человек. Это очень много. По стандартам Всемирной организации здравоохранения, критической является отметка в 20 самоубийц на 100 тысяч населения. Мужчины убивают себя в семь раз чаще (48,3 на 100 тысяч), чем женщины (7,5 на 100 тысяч). Если в реальных смертях ― 44 673 человека.

У Росстата цифры ниже: 15,8 ― средний показатель, у мужчин ― 28,2, у женщин ― 5.

― Есть разные статистики и разные подходы к тому, как фиксируются суициды, ― отмечает Ирина Макарова. ― ВОЗ, например, может регистрировать не только фактические самоубийства, но и случаи причинения себе вреда и опасного поведения. В России в статистику не попадают ни попытки самоубийства, ни случаи самоповреждения. У меня впечатление, что и причины, и механизмы по странам очень схожи. Нет какого-то специфического российского отчаяния. Скорее, это общечеловеческая тенденция.

В Индии, например, люди (в основном в сельскохозяйственных районах) травят себя, и делают это из-за нищеты и беспросветности их жизни. Суицидальная активность в России же очень похожа на ту, что происходит в Европе и Америке. Это делает средний класс, они не могут пожаловаться на то, что с трудом выживают. Скорее, это какие-то экзистенциальные проблемы.

В 2006 году исследователи обратили внимание на тесную связь в России между высоким уровнем алкоголизма и наркомании и распространенностью суицида. Очень высок уровень самоубийств среди российских заключенных.

Цифры сильно отличаются по регионам. Например, в Москве показатель самоубийств составляет 3-5 случаев на 100 тысяч человек, в Санкт-Петербурге ― 7-8. В некоторых субъектах частота суицидов превышает 30 случаев на 100 тысяч человек, например в Коми, Амурской, Архангельской области, Ненецком автономном округе. В других доходит до 45 инцидентов на 100 тысяч человек (Бурятия, Еврейская автономная область, Забайкальский край, Чукотский автономный округ).

А как у других?

В Южной Корее и Японии проблема суицидов стоит не менее остро. Корея была в лидерах по числу самоубийств в мире в 2012 году. В Японии это давняя национальная проблема. Некоторые исследователи говорят, что в Японии сформирована целая культура самоубийства.

Когда-то японцы считали самоубийства совершенно нормальными, даже красивыми в каком-то смысле ― это было проявлением свободы воли, решимости, а иногда протестом против социальной несправедливости. Но тревожно высокий уровень самоубийств способствовал тому, что власти сообразили, что это не нормально и с этим нужно что-то делать. Самоубийство стали рассматривать как результат огромного социального давления и депрессии. Психиатры начали активно работать с этой проблемой.

Ирина Макарова, директор Центра психологического консультирования НИУ ВШЭ:

В России довольно много людей думает, что самоубийства совершают психически нездоровые люди, есть те, кто считает это правом человека. Но в последнее время у нас никто не проводит подобных опросов, чтобы узнать, как российские люди на самом деле относятся к самоубийствам.

Толчок к пересмотру отношения к самоубийствам дала волна суицидов от переутомления на работе. Хотя самоубийства из-за переутомления составляли лишь небольшую часть от общего числа самоубийств в Японии, они были настолько удивительным явлением, что молчать о нем было нельзя. А самой частой причиной самоубийств стала потеря работы (в старшей возрастной группе — ощущение пустоты при выходе на пенсию).

Японцы убивали себя парами (если их любовь была социально неприемлемой или отвергалась семьей), целыми семьями (родители убивают детей, а потом себя), группами и по соглашению (когда несколько людей убивают себя одновременно в разных местах).

Самое популярное место для совершения самоубийств в Японии — лес Аокигахара. Также привлекают людей железные дороги, особенно линия Тюю. Одно время японцы прыгали в жерло вулкана Михара. Стопроцентный способ, который не даст осечки, к тому же эффектный. Вот только смерть, как бы она ни наступила, — это не красиво.

Чем можно помочь

ВОЗ считает, что если психологическая помощь будет доступна каждому нуждающемуся человеку в стране, то число суицидов снизится на 10%. В Швеции существует несколько десятков горячих телефонных линий психологической поддержки, несколько из них специально адресованы тем, кто решил покончить жизнь самоубийством, и их родственникам. Швеции, Дании, Норвегии и Исландии за прошедшие десять лет «удалось неосуществимое» — покинуть первую десятку стран по числу суицидов. Они смогли вывести из зоны риска молодежь. На это работали целые отряды специалистов. Но есть новая проблема: это люди старше пятидесяти. Теперь они в зоне риска.

Конечно, первое, куда стоит обратиться человеку с суицидальными мыслями, это психолог, говорит Ирина Макарова.В интернете есть несколько площадок, которые поддерживают людей в острых и невыносимых состояниях. Например, твоятерритория.онлайн, pomoschryadom.ru, nosuicid.ru. Они работают круглосуточно, в некоторых есть чаты. Там отвечают волонтеры и специалисты. Кроме того, в каждом крупном городе работают горячие линии психологической помощи. В Москве и Подмосковье они точно есть и тоже работают круглосуточно. Неплохо было бы иметь эти телефоны и сайты под рукой.

  • Телефон горячей линии психологической помощи МЧС России: +7 (495) 989-50-50.
  • Детский телефон доверия для детей, подростков и родителей (Россия): 8-800-2000-122.
  • Экстренная медико-психологическая помощь (Москва): +7 (499) 791-20-50, круглосуточно.
  • Московская служба психологической помощи населению: +7 (499) 173-09-09, с 09:30 до 21:00.
  • Телефон доверия для детей и взрослых (Санкт-Петербург): +7 (812) 708-40-41, круглосуточно.
  • Телефон доверия для взрослых (Санкт-Петербург): +7 (812) 323-43-43, круглосуточно.

Что касается подростков, есть психологи в школах, районные социальные службы, где психологи консультируют детей и родителей бесплатно или ведут группы, продолжает Ирина Макарова.Есть подростковый центр «Перекресток» в Москве, сейчас он, к сожалению, платный. Но это на той стадии, когда еще можно разговаривать с ребенком, а не когда уже он стоит на окне. Обычно есть факторы, которые должны насторожить родителей. Когда вдруг у ребенка вырывается в ссоре: «Скоро вы от меня отдохнете», «Скоро вам всем будет хорошо», можно спросить: «Что ты имеешь в виду? Меня пугают твои слова». Ребенок тоже тревожится от мыслей у него в голове. Даже если он думает сделать что-то с собою, внутри есть другое мнение, которое «за жизнь». Часто ребенок сам хочет, чтобы ему помогли. Если стремление убить себя становится очень интенсивным и навязчивым нужна госпитализация. Ну или когда вопрос идет не о суициде, а о причинении себе вреда: не есть, не спать, резать себя, рвать на себе волосы. В Москве для этого есть Центр психического здоровья детей и подростков им. Сухаревой.

Если не получается найти бесплатного психолога (это касается и детей, и взрослых), нужно обращаться к платному психологу. Если нет денег пойти в городские службы психологической помощи населению. Опять же, в Москве есть городская клиническая больница им. Ерамишанцева, там есть кризисный центр, где помогут если не госпитализацией, то хотя бы консультацией. То есть в Москве система помощи потенциальным самоубийцам выстроена довольно неплохо.

Ведется и профилактическая работа на самых разных уровнях. Например, у нас есть некоммерческие центры, которые работают при поддержке государства, для онкопациентов, например. Причем не только для пациентов в терминальной стадии. Есть психологические службы для разных групп населения, те же подростковые центры. То есть для групп повышенного риска предоставляются всевозможные условия для получения помощи. Это очень важно. Может, в меньшей степени ведется работа вторичного порядка с теми людьми, кто уже пытался покончить с собой. Ведь они не останавливаются на первой попытке. Они совершают вторую, третью, четвертую попытку. В больнице им. Ерамишанцева есть группы для тех, кто уже был госпитализирован в кризисное отделение. Практически в каждой больнице есть эта поддерживающая система. Может быть, ее просто не хватает на всех. Потому что, увы, число самоубийств растет. И группа риска разрастается. И потребность выше реальных возможностей. Хотелось бы, чтобы такая работа в целом по стране была больше и увереннее.

Великобритания была первой страной, где открыли линию психологической помощи «Самаритяне». Национальная служба здравоохранения Великобритании (NHS) советует уговорить пообщаться человека, у которого могут быть суицидальные мысли. Начать разговор нужно с открытых вопросов, например: «Как ты относишься к…?» Важно просто слушать и серьезно относиться к этому. Если человек чувствует, что хочет умереть, ему важно рассказать об этом кому-нибудь. NHS, кстати, предлагает горячие линии как для всех, так и отдельно для взрослых, подростков и мужчин.

Также NHS дает советы, как можно справиться с суицидальными мыслями прямо сейчас:

  • старайтесь не думать о будущем — просто сосредоточьтесь на том, чтобы прожить сегодняшний день;
  • держитесь подальше от наркотиков и алкоголя;
  • постарайтесь попасть в безопасное место, например к другу;
  • будьте среди других людей;
  • делайте то, что вам обычно нравится, например проводите время с домашним животным.

«Государство не имеет права принуждать жить»

В Швейцарии считают нормальным добровольный суицид. Речь идет о пожилых людях, которые борются за право «добровольного прерывания старости». Это право свободно умирать тогда, когда решишь, вне зависимости от состояния здоровья. Например, француженка Жаклин Женкель считает «с 75 лет человека неизбежно ожидает физическая деградация, может быть даже болезнь Альцгеймера, диабет и другие неприятные сюрпризы старости. А с ними возникают и беспомощность, и нужда в постороннем уходе, и унизительная зависимость от чужих людей».

В Швейцарии помощь самоубийству допустима не только тогда, когда человек обречен, но в любых ситуациях, когда человек в состоянии дать свое осознанное согласие, а органы, ассистирующие при самоубийстве, не получают финансовой выгоды от смерти пациента. То есть самоубийство относительно здорового человека здесь совершенно легально. Но особенным спросом, надо сказать, это не пользуется. Скорее, это аристократический способ покончить со старостью.

А эвтаназию (практику прекращения жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием и испытывающего поэтому невыносимые страдания, по его просьбе) узаконивает все больше стран. В 2002 году она стала легальной в Нидерландах и Бельгии. В США процедура разрешена в пяти штатах. В 2015-м эвтаназию позволи в Канаде, а в 2020-м — в ФРГ. В 2014 году Бельгия узаконила эвтаназию детей.

«Это нормально» (на самом деле нет)

Интересно, что в сводке ВОЗ не фигурирует Гренландия. Однако самый высокий уровень самоубийств в мире зафиксирован именно там. Он остается настолько высоким, что не будет преувеличением сказать, что каждый в Гренландии знает кого-то, кто покончил с собой. Многие люди уже свыклись с этим явлением и на вопрос «Каково жить в таком месте?» отвечают: «Нормально».

Показатель самоубийств на душу населения в Гренландии составлял в 2010 году… 82,8! В Гайане, которая в 2016-м официально вышла на первое место в мире, этот показатель — 30,2. В городе Тасиилаке уровень самоубийств так и вообще зашкаливает: 400 суицидов на 100 тысяч! Почему так? Дать однозначный ответ трудно. Это алкоголизм, безработица, бедность, отсутствие квалифицированной помощи, удаленность от остального мира.

Иногда самоубийства могут запускать цепные реакции. Психологи называют это эффектом заражения, или суицидальной передачей: после того, как близкий член семьи либо друг убивает себя, люди, у которых уже возникают суицидальные мысли, подвергаются большему риску самоубийства. По этой причине группы или волны самоубийств особенно вероятны в небольших изолированных сообществах, где все знают друг друга. В одном исследовании, проведенном в Гренландии, 60% молодых людей совершили самоубийство в течение четырех месяцев после другого самоубийства в том же районе.

Министерство здравоохранения Гренландии признает, что у него нет необходимых ресурсов, чтобы помочь человеку, который хочет умереть. Кажется, что это единственное, что необходимо, когда тебе больно и трудно, — участие другого. Даже мимолетное. Как говорил Циолковский: «Человеку не нужен космос. Человеку нужен человек».