Купрум - о здоровье простым языком

Что не так с законом об отмене врачебной тайны для подростков

Наталья Болдырева
14 октября

Подростки в России в возрасте от 15 лет могут сами обращаться к врачам за любой помощью. Но раньше они попадали под закон о врачебной тайне и могли получать помощь, чтобы об этом никто не знал. С августа 2020 года всё изменилось: теперь родителям и опекунам будут сообщать, если подросток обратится за помощью.

Авторы новых правил уверены, что подростки скрывают от родителей болезни, которые передаются половым путем, проблемы с наркотиками и сигаретами, а с новым законом родители об этом узнают и смогут помочь.

Но с законом всё не так однозначно: если подросток доверяет родителям, он поделится с ними проблемами и без закона, а если семья неблагополучная, родители употребляют алкоголь или просто считают проблемы подростков глупостями, такие меры только ухудшат ситуацию.

В 2018 году ВЦИОМ спрашивал жителей России о неблагополучных семьях, и 45% опрошенных ответили, что в их окружении такие есть. В половине случаев неблагополучие связали с алкоголем, а в 6% отдельно выделили отсутствие воспитания детей.

Конечно, по опросам нельзя судить о том, что происходит в конкретных семьях. Зато можно понять, что немало семей, в которых дети скрывают свои проблемы от родителей не просто так.

В чём суть закона

Новые правила касаются всех подростков в возрасте от 15 до 18 лет. Если подросток болен наркоманией, от 16 лет. Закон не касается подростков, которые получили полную дееспособность по решению суда или органов опеки.

Как и раньше, подростки могут обращаться в медучреждения и подписывать согласие на медицинское вмешательство, консультироваться у врача, проходить обследования и получать диагноз. Но потом всё, что узнал подросток, медучреждение должно сообщить родителям.

По новым правилам родители смогут узнать не только о самом факте обращения к врачу, но и подробности обследования и лечения. Если подросток сказал врачу, что живет половой жизнью или курит, а врач отметил это в медкарте, родители тоже узнают. При этом на самих приемах родителей, как и раньше, не будет. Но если раньше родителям, чтобы узнать подробности обращения к врачу, нужно было согласие ребенка, то сейчас это не потребуется.

Если подросток сказал врачу, что живет половой жизнью или курит, а врач отметил это в медкарте, родители тоже узнают

Как всё будет на практике, пока неизвестно. Прежде всего непонятно, кто должен быть инициатором: родители сами обращаться в поликлинику или поликлиника разыскивать родителей. Если родители должны обращаться сами, не совсем понятно, как они догадаются, в какое медучреждение обратился их ребенок и что он вообще туда обратился. Если поликлиника, тогда кто должен это делать: лечащий врач, медсестра в регистратуре или отдельный сотрудник.

Скоро должны появиться подзаконные акты, постановления, разъяснения или какие-то инструкции: если в законе есть непонятные моменты, их как раз и объясняют эти документы. С ними станет понятно, что делать врачам, родителям и подросткам.

Зачем это всё нужно

Авторы новых правил считают, что подростки скрывают от родителей болезни, которые передаются половым путем, проблемы с наркотиками и сигаретами, травмы от драк со сверстниками. Еще подростки не говорят с родителями о ранней половой жизни и плохо разбираются в контрацепции и болезнях, что может привести к ранней беременности, абортам, бесплодию.

По мнению авторов, родители не знают, что происходит в жизни ребенка и не могут ему помочь, а с новым законом смогут узнать, если ребенок обратился к гинекологу, психотерапевту или травматологу, и позаботиться о нем.

Конечно, это всё в идеальном мире, но на практике может оказаться по-другому. Возможно, из-за страха перед родителями подростки вообще перестанут обращаться за помощью, когда она им нужна. Или родители не позаботятся о подростке, а наоборот. Если подросток не доверяет родителям и скрывает от семьи, что с ним происходит, на это могут быть веские причины.

С другой стороны, подростки не всегда осознают, насколько серьезны у них проблемы, а родители смогут направить. Но в этом и есть работа врача — всё правильно донести и объяснить.

Мы посмотрели, что думают врачи, психологи и юристы по этому поводу, и собрали для вас их мнения.

Виктор Лебедев, врач-психиатр

— Закон исходит из странной логики, что родитель — априори хороший и на стороне подростка, а это далеко от реальности. Если ребенок хочет что-то рассказать родителям — он рассказывает. Если он не хочет этого делать — наверное, у него есть на это какие-то веские причины. Буквы на бумаге не устранят недоверие в семье, которое формировалось годами. Теперь же получается, что у каждого ребенка в 14 лет уже есть свой паспорт, но при этом нет права распоряжаться информацией о самом себе. Таким образом, ребенок перестает быть самостоятельным субъектом и обретает еще большую зависимость от родителей.

Статья на Медиазоне

Надежда Двоскина, психолог

— Самостоятельность подростков в вопросах обращения к врачам нередко продиктована отсутствием доверительных отношений между родителями и детьми, наличием запретов, негативным отношением родителей к ряду заболеваний, которые могут восприниматься как выдуманные (например, депрессия, шизофрения) либо как позорные. И в этих случаях возможность сохранения врачебной тайны крайне важна.

Так, мне известен случай, когда девочка-подросток посещала психиатра, поскольку страдала от депрессии, в то время как ее родители считали это выдуманной болезнью. Кроме этого, они думали, что в психиатрии обычно не лечат, а подсаживают на таблетки, и ей приходилось принимать лекарства, не ставя их в известность об этом.

К чему может привести то, что информация раскрывается по запросу родителей? Прежде всего к тому, что нежелательную информацию все равно будут стараться скрыть, а при невозможности это сделать — вообще не обращаться к врачам.

Конечно, это может приводить и к состоянию, когда подросток чувствует себя абсолютно загнанным в угол обстоятельствами, что само по себе является проверкой психики на прочность, в том числе и у взрослых. Последствия этого могут быть разными, вплоть до самых тяжелых и трагичных.

Статья на Зе Вилладж

Антон Рубин, директор общественной волонтерской организации «Домик детства»

— У меня есть опасения, что после принятия этого закона подростки, вместо того чтобы пойти к врачу, замкнутся и будут бояться, что мама узнает. Мы получим всплеск невылеченных венерических заболеваний и абортов — не будет возможности заранее пойти к гинекологу и подобрать противозачаточные средства.

Статья на Медиазоне

Галина Ибрянова, адвокат

— Принятие данного закона — сложный вопрос. Я пока не могу определиться, чего в нем больше — хорошего или плохого. Для тех подростков, которые сталкиваются с насилием в семье, эти поправки означают дополнительные риски, связанные с психологическим или физическим насилием. Но если ребенок не может принять сам решение, связанное со здоровьем, а семья его поддерживает — раскрытие информации будет иметь положительный эффект.

Статья на Правмире

Роман Поликарпов, врач-педиатр, руководитель организации «Молодые медики Дона»

— Как врач, работающий исключительно в интересах детей и подростков, считаю, что отмена врачебной тайны для несовершеннолетних с 15 лет создает дополнительные барьеры за обращением подростков за медицинской помощью и приведет не к одной смерти. Увы.

Пост на фейсбуке

Комментарии (0)