«Никогда бы не подумал, что из нее получится врач, она же женщина»

Наталья Болдырева
30 сентября
1331 просмотр

В России 565 000 врачей и специалистов с высшим медицинским и фармацевтическим образованием. Еще 1,3 млн человек работают медсестрами и медбратьями, акушерами, фельдшерами — это средний медицинский персонал.

Среди всех врачей, по разным данным, от 70% до 80% — женщины, а в среднем медперсонале — 90%. В США, к примеру, ситуация другая: в стране работают больше миллиона врачей, а женщин из них 370 000 — это 35%.

Если смотреть на эти цифры, кажется, что врачами в России работают одни женщины, а в США — мужчины. Но это только количественные цифры, которые мало о чём говорят. И при их различии дискриминация есть в обеих странах.

И в США, и в России есть женские и мужские специальности. Так, женщины-врачи в США занимаются педиатрией, семейной медициной, акушерством и гинекологией, женщины-врачи в России чаще работают педиатрами, детскими стоматологами, эндокринологами, проводят клиническую лабораторную диагностику.

Мужчины-врачи в России — это нейрохирурги, сердечно-сосудистые хирурги, анестезиологи-реаниматологи, хирурги и травматологи-ортопеды. Похожая история и в США, где только 19% женщин работают хирургами. В системе управления та же ситуация: мужчин чаще назначают главврачами, директорами институтов, ректорами, чаще приглашают заниматься интересными исследованиями.

Против женщины в медицине в общем-то никто не возражает, сложности начинаются, когда женщина решает заняться традиционно мужской специальностью, например сделать карьеру в хирургии или пробиться на должность главврача.

«Мне говорят: „Зачем вам это, всё равно в декрет уйдете“»

Рассказывает Наталья А., хирург-маммолог. Имя изменили по просьбе героини

С первого курса вуза я постоянно слышала, что женщина-хирург — это и не женщина, и не хирург. Об этом в основном говорили преподаватели, даже женщины-преподаватели, кроме тех, кто сами работают хирургами. Думаю, они делают это из лучших побуждений, чтобы обезопасить от трудностей и направить.

Я училась с ощущением, что хирургия — это тяжело, это не для меня и я не справлюсь. И только на четвертом курсе я решила, что хочу быть хирургом.

С первого курса вуза я постоянно слышала, что женщина-хирург — это и не женщина, и не хирург

Хирургия традиционно считается мужским направлением, а женщинам не подходит, потому что это эмоционально и физически тяжело.

На работе и учебе я получала шутки в свой адрес, что я дите и ребенок, потому что у меня юная внешность и невысокий рост. Уверена, что молодому парню, как бы он ни выглядел, такое не говорят. К примеру, когда предлагаю помочь переместить пациента, в ответ получаю усмешку, как будто это предложил пятилетний ребенок.

Сложно быть женщиной в хирургии, но сложнее быть молодой женщиной. Если женщина-врач в возрасте, к ней относятся уважительнее, чем к молодому специалисту.

После учебы я устроилась на стажировку в отделение хирургии, там работали одни мужчины. Ко мне никогда открыто не приставали в сексуальном плане, но относились соответственно. Вот один из случаев. Как-то я ассистировала на операции, приходит заместитель главного врача и при мне спрашивает у хирурга:

— А эта что здесь делает?

— Ассистирует, — отвечает хирург, он же заведующий отделением.

— Она тебе вообще зачем? — уточняет заместитель главного врача.

— Ну для любовных утех.

И ты не понимаешь, что можно в этой ситуации сделать. В итоге я не стала там работать — ушла в никуда. Люди так живут, считают, что это нормально, и не хотят ничего менять.

Я закончила учебу по онкологии, а сейчас я решила пойти в ординатуру по хирургии. Дело в том, что у меня есть все нужные хирургические навыки, но некоторые главные врачи смотрят на меня и говорят: «Ой, онкология — это терапевтическая, а не хирургическая специальность». И никто не разбирается, что я умею. Если приходит молодой человек, реакция другая, говорят: «Приходи, давай работай».

Ординатура по хирургии длится два года. За это время я стану старше и, надеюсь, меня будут воспринимать иначе, к тому же больше не смогут придираться к образованию по онкологии.

Не все готовы брать на работу молодых девушек, потому что думают, что те скоро уйдут в декрет, и это не только в медицине. Вот реальный случай: я звоню в клинику, мне говорят, что есть хирургическая ставка, прихожу, на меня смотрят и отвечают, что ставки нет. Но если я хочу, меня могут взять в дневной стационар химиотерапевтом. Я уточняю о ставке хирурга, а мне говорят: «А зачем вам это, всё равно в декрет уйдете».

«Никогда бы не подумал, что из нее что-то получится, она же женщина»

Рассказывает Ирина В.

— В моей больнице не хватало врача-анестезиолога: опытные врачи ушли с возрастом, поэтому решили взять молодого специалиста, но отправить его на обучение и стажировку. Выбрали парня, но он отучился для галочки, и анестезиолог из него не получился.

В это время в больницу пришла учиться в ординатуру девушка-анестезиолог. Врач был очень нужен, поэтому решили, что попробуют ее, деваться некуда.

Она прошла всевозможные программы обучения и стажировок и стала врачом. Сейчас она лучший анестезиолог в регионе, а руководитель бригады хирургов, в которой она работает, когда рассказывал мне эту историю, в конце добавил: «Никогда бы не подумал, что из нее что-то получится, она же женщина».

«Я бы удивился, если бы мне сказали „Какой красавчик, еще и доктор хороший“. А женщины это слышат постоянно»

Рассказывает Вадим Гущин, хирург-онколог, директор отделения хирургической онкологии клиники Мерси, Балтимор, США, соучредитель Высшей школы онкологии в России

В США сложно стать врачом: нужно долго учиться в колледже, медицинской школе, резидентуре, успешно сдавать экзамены, доказывать, что ты любишь людей. Если человек со всем справляется, то к тридцати годам он становится врачом. Это еще и дорого: после обучения остается огромный долг, который нужно выплачивать. У студентов и молодых врачей нет личной жизни, потому что учеба и работа занимают всё время.

Я приехал в США в 1997 году, и семь из десяти докторов были мужчинам, тогда как в России коллективы были преимущественно женскими или пятьдесят на пятьдесят. А в хирургии в США женщин практически не было. Если спросить хирургов со стажем, они скажут так:

— Хирургия — это не женское дело.

— Хорошо, но что это значит?

— Ты же не можешь отрицать, что мужчины и женщины разные.

— Но физиологическая разница не имеет никакого значения в хирургии.

— Но женщинам надо к семье.

— Всем надо к семье.

— Женщина в декрет может уйти.

— А мужчина — в запой.

Сама постановка вопроса «Могут ли женщины быть хирургами?» сексистская, ведь никому же не приходит в голову спросить «А могут ли мужчины быть хирургами?».

Когда я переехал в США и пошел учиться в хирургическую резидентуру, среди нас была только одна женщина, и ее уволили с большим скандалом. Во время учебы узнали о ее сексуальной ориентации, но еще до этого к ней придирались, в итоге заставили ее уйти. Она подала в суд и получила компенсацию за моральный ущерб. Сейчас она отличный хирург.

Прошло двадцать лет, и в последнем выпуске резидентуры все выпускники были женщинами. Сейчас говорят, что женщина в хирургии — это нормально. Чтобы это было не просто лозунгом, нужны примеры успешных женщин-врачей. Если вокруг все хирурги — мужчины, это давит на женщин. Никто не запрещает женщинам идти в хирурги, но по факту всё сложнее.

Я начал с того, как сложно быть врачом в Америке, а если добавить к этому социальное давление и сексизм, становится сложно вдвойне. Я бы удивился, если бы мне сказали: «Ой, какой красавчик, еще и доктор хороший». А женщины это слышат постоянно — им приходится продираться через это каждый день, это изматывает.

На одной известной конференции онкологов в прошлом году была сессия о проблемах женщин в медицине. На ней проанализировали, как представляют женщин перед выступлениями. Оказалось, что если выходит мужчина, то говорят так: «Выступает профессор такой-то, руководитель того-то, вот такой заслуженный врач». Если выходит женщина, ее называют просто по имени. Вроде бы разница небольшая, но доклад женщины еще до ее выступления понижают в значении.

Платят женщинам за ту же работу на 20% меньше, чем мужчинам, и только потому, что они женщины, другой причины нет. В одном эксперименте в резюме врача поменяли имя Джоанна на Джон, и уровень зарплаты сразу поднялся. После учебы у врачей остаются большие долги, и получается, что женщинам их приходится выплачивать дольше.

Мне как мужчине вроде бы должно быть всё равно, но когда становишься руководителем и берешь людей на работу, понимаешь, что из-за дискриминации ты теряешь таланты. И куда больше получаешь, когда смотришь не на то, в какой туалет ходят люди, а то, что они делают. Я не вижу ни одной причины, по которой можно сказать, что женщины-хирурги в чём-то хуже, а мужчины лучше.

За одни и те же обязанности мужчины получают больше, чем женщины. Проблема есть не только в медицине, но и в целом на рынке труда большинства стран мира. Так, в среднем разница составляет от 16% до 22% в пользу мужчин.

На Всемирном экономическом форуме 2018 года представили доклад, в котором оценили, как 149 стран решают проблему неравенства в оплате труда мужчин и женщин. Исследователи посчитали, что при текущих темпах потребуется 202 года, чтобы преодолеть разрыв.

Лучше всего справляются Исландия, Норвегия, Швеция, а Россия заняла 75-ю строчку рейтинга. Считается, что разрыв в зарплатах в России около 30% в пользу мужчин.

«Нам говорят, что работа хирурга не сочетается с социальной ролью женщины — матери и жены»

Рассказывает Ольга Лопушанская, торакальный хирург-онколог, выпускница Высшей школы онкологии

В медицинских вузах большая часть студентов — девушки. Во время учебы я не замечала негативного отношения к девушкам со стороны преподавателей, хотя иногда преподаватели могут высказываться против женщин в специальностях, которые требуют выносливости и концентрации — хирургии, анестезиологии-реаниматологии, неотложной помощи.

После окончания вуза многие девушки уходят в терапию, а юноши чаще выбирают хирургические специальности. В момент выбора специальности выпускники слышат, что хирургическая специальность физически и эмоционально тяжелая, не подходит женщинам. Это ненормированная работа, которая в массовом сознании никак не сочетается с социальной ролью женщины — матери, жены, хранительницы домашнего очага.

Есть такой предрассудок, что женщине на тяжелой специальности с ненормированным графиком, будь это хирургия или неотложная помощь, места нет. Даже если она туда пойдет, то через какое-то время она всё бросит, потому что семья, дети, декрет, бесконечные больничные по уходу за ребенком.

И именно поэтому многие работодатели не хотят брать молодых девушек на работу. Отпуск по уходу за ребенком может взять муж или любой член семьи, но пока в России это больше исключение, поэтому женщине приходится чем-то жертвовать.

Если тебе каждый день говорят, что ты не сможешь, не получится сочетать работу с семьей, ты всё бросишь, такому давлению сложно противостоять, если нет поддержки. Если тебе заранее говорят, что ты не справишься, начинаешь сомневаться в своих возможностях. У меня был такой момент перед выбором специальности, я очень сомневалась, но меня поддержала семья. Мой отец, военный хирург, сказал, что я могу заниматься всем, чем хочу, если действительно этого хочу. Это общие слова, но мне они помогли.

Если тебе каждый день говорят, что ты не сможешь, не получится сочетать работу с семьей, ты всё бросишь, этому сложно противостоять, если нет поддержки

На мой позитивный пример есть много негативных примеров, когда девушки хотели пойти на хирургическую специальность, но попали под давление окружающих и пошли в другие специальности.

Молодых людей, наоборот, никто не разубеждает в их стремлениях. Но и их ждут те же проблемы, о которых говорят девушкам: ненормированный график, тяжелая работа, нестабильное финансовое положение в первое время. И они, как и девушки, могут всё бросить и уйти. Но на этом внимание не акцентируют.

Если девушка справилась с давлением на момент выбора специальности, дальше делать карьеру в хирургии ей может быть сложнее, чем остальным молодым людям. Если взять среднестатистическую больницу, среди заведующих отделениями будет больше мужчин. От женщины не ожидают лидерских качеств и того, что она может работать на управляющих должностях и нести огромную ответственность. Считается, что женщины излишне эмоциональны, не могут эффективно руководить и принимать решения.

Мне повезло, и в свой адрес я никогда не слышала ничего обидного, но я знаю множество примеров, когда высказывания коллег были обидными и неуместными — они касались половой принадлежности врача и моментов крайне личного характера.

Разное отношение может проявляться в профессиональных задачах. В лицо никто никогда не скажет, что это не твое дело, женщина, но такой подтекст встречается. Например, моя близкая подруга-хирург получала при прочих равных меньше операционных дней, чем ее коллеги-мужчины. Она сказала об этом своему заведующему, а тот ответил, что ей нужно быть довольной тем, что ей хотя бы это дали.

В этой обстановке невозможно работать, такая работа забирает все личные силы, не способствует росту и благополучию. Думаю, с подобной работой лучше попрощаться, но это не всегда получается: можно развернуться и уйти, но потом не найти новое место работы, в том числе потому, что ты молодая девушка, а не потому, что плохой специалист. Поэтому многие остаются там, где им некомфортно, и продолжают работать.

«Мне отказали в работе, потому что я женщина»

Рассказывает Марина С.

— Считается, что женщина может стать хорошим врачом в терапии, но не в хирургии. Это настолько укоренилось в медицине, даже есть ощущение, что хирургия — это сфера превосходства мужчин.

В институте с первого курса я выигрывала хирургические олимпиады, состояла в научном студенческом обществе, готовила доклады и выступления, практиковалась в хирургии. Потом я пришла в ординатуру в больницу, всё было отлично, но когда закончила двухгодичное обучение и захотела остаться работать, мне отказали. Потому что я женщина.

«Мужчина-хирург не готов допустить мысль, что может быть в чём-то хуже женщины-хирурга»

Рассказывает Максим Котов, хирург-онколог, выпускник Высшей школы онкологии

Не думаю, что существует четкое деление на мужские и женские специальности. Если говорить про онкологию, та же химиотерапия не легче, чем онкологическая хирургия, хотя есть мнение, что женщины чаще выбирают химиотерапию.

Выбор специальности в медицине определяется стилем жизни, которого хочет придерживаться человек. Допустим, хирургические специальности — это частые переработки, работа в ночное время, и это подходит не всем. А в семейных отношениях женщины больше склонны заниматься домом и детьми, поэтому им не всегда подходит такая работа.

Каждый выбирает то, что ему больше по душе, потому что хирургия или любая другая специальность, которая связана с дежурствами, сильно меняет жизнь. Не будет полноценных выходных и праздников, в любое время днем или ночью могут вызвать на дежурство, и это подходит не всем. Можно быть врачом, но выбрать более спокойную специальность, но это не значит, что она менее значимая. Этот выбор зависит не от пола, а от человека.

Но глобально у мужчин в медицине проблем меньше, чем у женщин. На многих хирургических и онкологических конгрессах есть отдельные секции, которые называются «Положение женщины в хирургии», «Женщины в онкологии», и там поднимают эти вопросы, потому что проблема есть.

Сложилось некое историческое мышление, что врачи — это мужчины. Если посмотреть на историю, то медицинское образование мужчинам всегда было доступнее, отсюда и такой стереотип. Сейчас это уходит, а среди успешных хирургов, ученых и исследователей всё больше женщин.

Но достичь этого женщинам сложнее, особенно в хирургических специальностях. Там высока конкуренция между мужчинами, а еще хирурги любят постоянно соревноваться друг с другом и почему-то не любят, когда с ними начинает соревноваться женщина. Открыто об этом не говорят, но, кажется, мужчина-хирург не готов допустить мысль, что может быть в чём-то хуже женщины-хирурга, хотя в этом нет ничего такого, это здоровая конкуренция.

Еще мужчины чаще занимают управленческие должности, становятся главврачами и заведующими отделениями. Думаю, потому, что мужчинам удобнее работать друг с другом. Если один становится главврачом и набирает команду, ему комфортнее набрать знакомых ему мужчин. Это не значит, что с этими обязанностями не справится женщина, конечно, справится, вопрос скорее в отсутствии межгендерной профессиональной коммуникации.

Медицинская сфера в России, если говорить грубо, напоминает военную структуру. Есть рядовой, сержант, командир. Чем больше у врача опыта, тем более весомым будет его мнение. Поэтому женщинам в медицине сложно, но куда сложнее молодым женщинам.

«Девочки должны мечтать стать певицами и фотомоделями, а мальчики могут пойти в медицину»

Рассказывает Светлана С.

В больницу, в которой я работаю, пришли на экскурсию школьники старших классов, которые планировали пойти учиться в мединститут и стать врачами. Экскурсию для них проводил наш хирург.

В какой-то момент у стенда с инструментами он начал рассказывать о профессии хирурга: «Понимаете, хирургами могут работать только мужчины. Эта профессия требует проводить много часов у стола на операциях, а женщины не могут себе этого позволить, потому что у них дети. Женщины должны работать в акушерстве и гинекологии. Там несложно, сделали быстро кесарево, зашили и пошли домой к детям».

На другой экскурсии, я слышала, врач спросил сначала: «А кто придет, мальчики или девочки?» Его спросили, а какая разница, на что он ответил: «Девочки должны мечтать стать певицами и фотомоделями, а мальчики могут пойти в медицину».

Комментарии (0)